Уважаемые гости, мы рады приветствовать вас на ролевой игре по мотивам популярного мистического сериала «Teen Wolf». Мы надеемся, что вам понравится форум, и вы решите у нас задержаться. Если Вы хотите присоединиться к игре, но не знаете, какого персонажа выбрать, стоит ли зарегистрировать персонажа из акции или лучше написать своего - смело обращайтесь в гостевую.

правиласюжетfaqхронологиякарта городароливнешностигостевая 
быстрый вход01020304050607нужные персонажи


ОБСУЖДЕНИЕ МАССОВЫХ КВЕСТОВ!!!ОТ АДМИНИСТРАЦИИТАЙНЫЙ САНТА

В игру временно не принимаются: оборотни и колдуны – школьники, а также школьники, переведшиеся в школу в Бикэн Хиллс в этом году... подробнее

Обновления на Underworld. Bellum Frigidum и UNDERDOG. Подробности на 4 стр. слайдера.
16–31 декабря. Осень как будто бы и не кончалась. Стало немного холоднее: средняя температура во второй половине месяца была примерно равна 50–53,5 °F (10-12 °C). Участились дожди. Пришли обычные для зимы туманы. Но в целом погодные условия не слишком отличаются от тех, что были в ноябре. Рассчитывать на то, что на Рождество выпадет снег, вряд ли стоит.

ЛУННЫЙ КАЛЕНДАРЬ: 17 декабря – полнолуние; 18–31 декабря – убывающая луна.
МАССОВЫЕ КВЕСТЫ: пока не открыты. Обсуждение ведется в этой теме.
Cole Sherman

Погоня. Ты никогда полностью не поймёшь значения этого слова, пока сам не окажешься в шкуре жертвы или охотника. Даю вам одну попытку, чтобы отгадать, кем оказался я. Гонимым. Преследуемым. Жертвой. Волчья натура внутри меня противилась такому раскладу, пытаясь полностью захватить контроль над сознанием, развернуться на 180 градусов и ответить на вызов. Победить или умереть. Другого решения не было. Рациональный Я не мог позволить... читать далее
Marin Morrell

Знание - мое единственное оружие в мире, полного нечеловеческой силы и уникальной магии. Разумеется, я была в курсе абсолютно всех мистических событий, происходящих как в Бикен Хиллс, так и за его пределами. Мимо меня не могла пройти и смерть Питера, а затем более потрясающее воскрешение из мертвых. Я очаровательно улыбнулась, задрав левую бровь. Удобнее устроилась в своем кресле и задумчиво потерла указательным пальцем подбородок. Одно только... читать далее
Abigail Beasley

Эбби сделала еще один шаг. Теперь она находилась в паре метров от Кёрка. Темноволосой удалось услышать, как пистолет в руках Вильгельма подрагивает – он действительно может выстрелить, и сейчас Эбигейл не понимает, что делать. Отступиться ли? Сделать ли еще один неловкий шаг? Наброситься? Девушка знала, что, в любом случае, кто-то пострадает. Вильгельм распинался, он шел кругом и становился все ближе... читать далее
»The Hunger Games: After arena GLEE Road so far tvd: life after death место где сбываются мечты
03.08 UNDERDOG: мастера проекта порадовали своих участников новым дизайном и другими обновлениями, узнать о которых больше можно тут.

01.08 Underworld. Bellum Frigidum исполнился целый месяц. По этому случаю на ролевой изменился дизайн, а также открылся упрощенный прием для всех, о котором вы можете узнать здесь. Спешите, акция продлится всего 2 недели!

10.07 UNDERDOG, ролевому проекту, с которым мы крепко дружим, несколько дней назад исполнилось 2 месяца. По этому случаю ребята обновили дизайн и подготовили обновления, познакомиться с которыми вы можете сами.
Вверх страницы
Вниз страницы

Sharpen Your Teeth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sharpen Your Teeth » FLASHBACKS » another day when we run with the wolf pack


another day when we run with the wolf pack

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дата и время: начало ноября, 5-7 числа
Место: окрестности Бикэн Хиллз
Действующие лица: Ruth Austin & Connor Rothery
Завязка: два абсолютно разных оборотня: в одной всегда доминирует человек, другой же отдался на волю зверя, которые внезапно находят приятным и забавным общество друг друга. Коннору нестерпимо скучно, а Рут не упустит такого шанса натренировать себя для встречи с альфой. А кто же научит тебя драться, чтобы иметь шанс победить альфу, как не сам альфа? А Ротери тем временем прислушивается к волку Остин, желая выманить его наружу.

+2

2

Этим утром Рут уже раз десять спросила себя, чем именно она думала, когда соглашалась на тренировки с Коннором. Пока лидировал один ответ – явно не головой. Обидно, но факт. Компания альф была ей неприятна. Она осознавала, что слишком слаба и беззащитна, слишком молода, ей слишком многого не хватает, чтобы отомстить. Иногда она думает о том, чтобы тоже стать альфой. Стать зверем ради собственного ликования превосходства в конце. Сейчас, когда она еще не пробовала мести и жаждет ее как гурман любимого блюда, ей кажется, что это того стоит. Единственная загвоздка состоит в том, что девочка не хочет быть зверем всегда. Не хочет вечность испытывать эту грязь в крови, отвратительное желание вести как голодное, жестокое животное, которое убивает ради наслаждения.
  Когда Рут была маленькой, ей нравилось смотреть канал о животных. Еще в юном возрасте она поняла одну вещь – животные убивают только ради того, чтобы выжить в мире. Сейчас же она довольно часто воспоминает данное предложение, размышляя о сущности волка в себе. Рут почти уверена,  что в ней не просто дикий зверь, это просто искаженная маска всего человечества, которую  приходиться носить только некоторым. Зверь, обычный зверь не может быть таким кровожадным. 
  Девушка три раза заходила в ванную и умывалась в ледяной воде, чтобы привести себя в чувства. Она волновалась и переживала из-за предстоящей встречи, но почему-то перебывала в состоянии, в котором может быть человек, гуляя в густом тумане. Рут была довольно медлительна, словно мысли и предположения в голове забирали большую часть энергии тела.  Два раза переодевалась, потому что первая майка показалась ей слишком откровенной. Выпила три чашки крепкого кофе. Десять минут зачесывала волосы в высокий хвост.
    Остин не была уверена в том, насколько может доверять Коннору, если вообще может ему доверять. Уже тот факт, что он согласился, или предложил – девушка никак не могла вспомнить детали их беседы, тренировать ее. Зачем ему это? Может просто хочет убить, а вылавливать жертву в скверах уже не так интересно? Смутные предположения терзали и с каждой секундой увеличивали количество бредовых идей в русой голове.
   Выбежав на парковую дорогу, Рут начала постепенно приходить в себя. Туман в голове рассеивался, мысли стали немного адекватнее. С каждым метром, уводившим ее все дальше от шумных улиц города, она наращивала темп. Остин нравились физические нагрузки. Они давали ей расслабление, какое-то легкое умиротворение. Словно рутинные будни надоедают ее зверю, а вот такие прогулки с отжиманиями, быстрым бегом – выгуливают его и он успокаивается. Рут понимала, что это глупое ощущение, но ей больше нравилось думать, будто она может совладать со своим «демоном», нежели постоянный страх, что в какую-то секунду она перестанет быть собой.
  Рут прислушивалась к окружающей среде, пытаясь услышать приближение Коннора. Она должен был вот-вот появиться. Если не солгал, конечно.

+3

3

Коннор бесшумно скользил между деревьев едва заметной тенью, полной грудью вдыхая свежий утренний воздух, в котором все запахи чувствовали куда острее, чем днем, не отравленные бензином и отходами. Ротери иногда хотелось вступить в ряды борцов за очищение городов от заводов и сокращение количества автомобилей, потому что от грязного воздуха некоторых городов начинали слезиться глаза и буквально пополам складывало от боли в легких, ведь будучи зверем, он был куда более чувствителен ко всем проблемам загрязнения окружающей среды, чем обычные люди. В некоторые дни, когда становилось совсем плохо, Коннор всерьез подумывал пойти и прирезать пару заводов полным составом.
Сегодняшнее утро обещало быть интереснее прочих - в баре появилась новая певица, которая привлекла внимание Ротери. Рут Остин - девчонка, от которой пахло болью и злобой без видимых на то причин. Этот запах витал вокруг нее, стелился едва заметным шлейфом, куда бы она ни пошла. Оборотень слышал много историй про зверские обращения людей, и, кажется, Рут была как раз из этой оперы. Однако, была в Рут деталь, которая заинтересовала Ротери куда больше - он едва мог чувствовать ее волка. Внутренний зверь альфы пытался позвать его, но наткнулся на непроницаемую стену, будто девчонка заперла его, спрятала, подавила. Коннор, который не представлял себя без своего волка, который этого волка любил и очень редко сдерживал, абсолютно не понимал, зачем Рут это сделала. Неужели можно не любить зверя в себе, себя - зверем? Неужели кто-то готов вот так добровольно отказаться от силы, от возможностей, которые дарит обращение?
Он не помнил кто первый предложил вместе потренироваться. Обычно, Коннор проводил такие вылазки с братом, но ради такого интересного экземпляра, он был готов отойти от своих планов. Они договорились встретиться в парке, ближе к тому месту, где он плавно переходил в лес. Ротери прибыл на место первый и притаился, прикрывая глаза, выпуская волка наружу, давая ему возможность почувствовать все вокруг. Зверь всегда вел его, знал следующий шаг еще до того, как человеческая часть Коннора успевала принять решение, уклонялся от удара до того, как он достигал цели, находил нужную дорогу. Ротери пользовался своим "подарком" на полную катушку, зная наверняка когда нужно дать волку свободу, а когда успокоить. А вот Рут явно не умела это делать, не желала - приближаясь к назначенному месту она прислушивалась, смотрела по сторонам, в то время, как пусти она своего волка вперед - он бы обнаружил таящегося за деревьями альфу.
Ротери дождался, пока девушка пробежит мимо него, и выскользнул на дорогу прямо за ней, одной рукой схватив повыше локтя, крепко фиксируя, а другой несильно сжимая горло.
- Ты убита, - сообщил он ей с легким смешком. Волк внутри радостно заметался, предчувствуя развлечение, сегодня он хотел играть, понимая, что убивать Коннор не собирается. Пускай, он испытывал легкое недоумение, почему это не волк Конана составляет им компанию, но охотничьи инстинкты, которые приходилось в обычное время держать под контролем, требовали выхода. - Меньше смотри по сторонам, твой волк лучше знает где опасность, он успеет отвести тебя от нее до того, как кто-то вроде меня перегрызет тебе глотку.
Ротери прислушался к зверю Остин, все еще не чувствуя ясных откликов. Неужели даже на стресс она реагирует по-человечески? Что же она сделала со своим волком? Коннор все больше и больше загорался идеей растормошить Рут, увидеть расплавленное золото, наполняющее зрачки, услышать треск смещающихся костей, выпущенных клыков. От скуки, которую навевал этот город и запрет на убийства, Ротери даже готов был стать наставником едва знакомой девчонки и вытащить наружу ее зверя. 
А потом? А потом он скорее всего убьет ее. Не собирается же Коннор выращивать себе личного охотника на альфа-оборотней.

Отредактировано Connor Rothery (2013-07-26 12:35:23)

+3

4

Рут бежала и вслушивалась в предательскую тишину, которая ее окружала. Это было невыносимо, бежать и знать, что тишина не натуральна – она прямо таки беззвучно кричит, что Остин не одна в этом чертовом лесу. Девушка и сама знает, что вот-вот откуда-то вынырнет альфа. Рут ждет его и с каждым шагом напрягается все сильнее, словно шина от насоса, которая вот-вот треснет. Она ждет его. Знает, что он вот сейчас выскочит. Понимает опасность положения. Все прекрасно осознает и все равно пугается, вздрагивает и шумно вздыхает, когда Коннор хватает ее за локоть и его ладонь ощутимо сжимает горло. Второй волной накатывает стыд и неловкость и поэтому Остин гордо дергает плечом и отходит в сторону.
  Девушка хочет сказать что-то в свою защиту, сказать что-то, что заставит Ротери сомневаться в ее слабости, но не может. Ей прекрасно известно, что вот он стоит напротив и понимает, что может ее убить. А вся эта насильственная сцена будет больше походить на сцену из «Мира животных», когда десятиметровый удав проглатывает  мелкого хомяка, который даже в брюхе пытается дрыгать короткими лапками. От странных картин в голове Рут вздрогнула. Пожалела что пришла, раз первый. Пожалела, что смотрела зооканал.
- Это ты даешь намек, будто человек из тебя был хилый, неуклюжий и медленный? – как можно спокойнее произнесла Рут. Она чувствовала опасность, была напряженная, но не боялась. Хотя, боялась, просто страх был не из тех, когда прячешься от грозы под одеялом. Страх смирения. – Видишь, как-то прожила пару лет и не стала чьим-то завтраком. Значит, мои дела не так плохи, - добавила Остин, приподняв одну бровь.
В некоторой степени, ей было все равно, убьет он ее на этой тренировке или нет. Где-то глубоко в себе Рут даже была к этому готова. Конечно, хотела пережить этот день, а потом еще хотя бы недельку в этом кишащем оборотнями городе. Просто была готова к худшему. К слову, уже давно готова.
- Может вместо того, чтобы обсуждать возможности зверя, приступим к делу? Или ты всему научился благодаря разговорам? – Довольно осторожно произнесла Рут. Осторожно, в смысле без вызова в голове или насмешки. Нормально произнесла, как среднестатистический человек ведет разговор в рутинной беседе. Она не хотела показать, что опасается Ротери и что не доверяет ему. Считала это лишней информацией, которую альфе лучше не знать. Для ее же благополучия лучше не знать.
  Девушка глубоко вдохнула и быстро выдохнула, ожидая дальнейших распоряжений. Внутри было не спокойно. На самом деле, Рут уже давно забыла как это чувствовать себя спокойно, но вот это напряжение, которое она чувствовала именно в этот момент, исходило не из вне, как обычно, а из внутри. Казалось бы, какая разница, но она была. Остин ее чувствовала, эту разницу. Словно что-то изнутри медленно и плавно расплывается по всему телу, словно раскаленная платина, которая как только растечется по всему телу – застынет. Слышала ли Рут зверя? Ей казалось, что вот сейчас нет. Точнее, он есть, но как обычно, без права голоса.

+2

5

Рут теряется на секунду, Коннор чувствует ее замешательство, но все еще не слышит гнева зверя. Где реакция волка на нападение? На испуг девушки? Ей стоило бы резко развернуться и полоснуть когтями по его излишне довольной физиономии, а не дергать плечом и по-человечески – чертовски по-человечески – отходить в сторону. Ротери щурит глаза, осматривая Остин с головы до ног, даже не пытаясь скрыть любопытство во взгляде или сделать его хотя бы отдаленно напоминающим взгляд обычного молодого человека, а не хищника, присматривающегося к жертве. Коннор хорошо улавливает изменения в настроении окружающих людей, возможно, именно поэтому он больше любит выслеживать жертву, упиваться ее страхом, чем просто убивать, для него люди наполненный чувствами, как огромные сосуду, их эмоции льются через край, опьяняя. И вот теперь альфа пытается понять, как злость, страх и смирение смешиваются в Рут, окружая ее стойким запахом израненной души.
Однако, услышав замечанием девушки, Коннор смеется, откидывая голову назад, отвлекаясь от размышлений. Он стоит перед Остин, засунув руки в карманы, и выглядит до пугающего нормальным. Это наталкивает на мысль, что любой прохожий может оказаться зверем, ведь вот - вот стоит молодой парень, улыбаясь во все зубы, а рядом с ним смешно нахохлившаяся девушка. Но это обман, морок, ложь - они два зверя, которые просто позволяют окружающим узнавать в себе людей.
- Я не знаю, каким бы я был человеком, я никогда им не был. Мы с братом рождены оборотнями. Возможно, в глубоком детстве мой волк спал, но я не помню этого.
Ротери действительно не помнит, а может быть, и вообще не знает, что значит жить без волка, что значит не ощущать мир так полно и так ярко, как сейчас. Как люди не помнят себя детьми, потому что не способны анализировать, понимать мир, так и Коннор не помнит себя без волка, ведь тогда его мир был не больше булавочной головки. Ему нравится быть зверем, нравится чувствовать в себе силу, значительно превосходящую силы окружающих - это чувство возможности сровнять с землёй города, разрушать миры согревает изнутри, будто распирая альфу.
Тем временем Рут произносит два слова - пара лет, значит, она стала оборотнем совсем недавно, по сути, еще совсем щенок. Может быть, дело в этом? Она еще не научилась пользоваться обретенной силы? Боится ее? Коннор не понимает этого, но допускает такую возможность, по крайней мере, это бы объяснило страх, на который не реагирует зверь.
- Почему ты не даёшь волку тебя вести? - не выдержал Ротери, поводя плечами, будя волка. Рут увиливает  от этой темы, но альфа не намерен давать ей так простой уйти от этого разговора. - Сейчас ты немногим лучше человека. Если ты хочешь просто выживать - тебе хватит твоей головы, чтобы не лезть в пекло. Но раз ты приехала в этот забытый богом городок, заботу о котором взял на себя кто-то похуже, то простого выживания по правилам лучший бой - несостоявшийся бой тебе мало.
Ротери начинает медленно приближаться к девушке, которая старается держаться от него на расстоянии. Он глубоко вдыхает, пробуя на вкус коктейль ее эмоций, вновь чувствуя боль, и опять не находя ей объяснения. Коннор приближается медленно, плавные движения будто затягивают в трясину, неумолимо сокращая расстояние. Они сейчас достаточно далеко от людных мест, чтобы не заботиться о том, что их могут увидеть. Секунда - и Ротери уже нетерпеливо перебирает в воздухе когтями, а глаза переливаются алым. Разговоров больше не было, из горла оборотня вырвался низкий рык, он чуть наклонился, принимая позу хищника, готового броситься на жертву. Он хотел увидеть реакцию Рут, насколько сильно нужно надавить, чтобы она выпустила своего волка, чтобы почувствовала, что ей недостаточно своих собственных сил.
- Никакой неожиданности, я перед тобой, что ты будешь делать? - воздух свистит, вырываясь между звериных клыков, - побежишь?
Как в известном анекдоте - для самообороны вам нужна секция бега, а не боевые искусства. Только для игр, полем для которых стал этот город, мало бега, иначе ты однажды рискуешь стать не героем анекдота, а персонажем ужастика, чье тело пришлось собирать по частям.

+1

6

Мы всегда притворяемся, потому что не желаем казаться теми, кем являемся. «Вся жизнь театр, а люди в ней актеры» - сказал Шекспир, все вняли, повторяют из столетия в столетие, но лишь немногие понимают именно ту истину, которую несут эти слова для каждого человека отдельно. Рут не хотела быть монстром. Коннор идеальный ответ на вопрос «почему?».  В тоже время, Остин не хочет показывать всему миру насколько паршиво ей бывает ночами и почему у нее случаются периоды, когда она неделями не может уснуть. Ей сделали больно, и она боится почувствовать боль вновь. Не хочет видеть со страдающие взгляды. Хочет быть сильной.
  - Именно потому, что ты был волком всегда – ты никогда меня не поймешь. Ты даже не знаешь, что потерял, - на удивление спокойно произнесла Рут. Ей не стало менее страшно. Девушка все еще жалела, что пришла в этот лес сегодня. Просто сейчас она пострела на Коннора немного иначе. Это ведь не полностью его выбор – быть зверем и жить подобным образом. Он другого не знает, поэтому и берет всего по максимуму от своих способностей и от образа жизни. Ему не показали другой стороны медали. Понимая это, Рут не стала к парню относиться положительнее, не перестала его бояться. Просто прежние эмоции начала подпитывать легкая жалость, ведь у него не было нормальной, беззаботной жизни. Не было детства с солдатиками и электронными паровозиками, выпускным балом, первой любовью – не было мечты, надежд. Зато был зверь. Мысли отвлекли Остин от страха и напряженности. Девушка слегка расслабилась.
  Слова Ротери несли в себе смыл. Рут должна научиться драться как зверь. Правда вот только одна мысль об этом заставляла ее вздрагивать. Она научилась жить с животным под сердцем, но не научилась жить с тем, что он иногда берет над ней верх и иногда ему удается запихнуть Рут-человека в уголок души.
Остин не нашла, что ответить парню, лишь смотрела на него широко раскрыв глаза, пытаясь предугадать что же будет дальше. Парень начала медленно направляться в сторону девушки, а та в свою очередь начала пятиться назад. Первые пару секунд Остин собиралась дать бой, она даже сжала кулаки и напрягалась, как напрягаются перед боем. Вероятность ощутить сильную боль ее не пугала. Если говорить совершенно откровенно, то Рут вполне ожидала возможность своей смерти в это утро, но верила в то, что это не так. Коннор был не из «ленивых» оборотней, если жертва сама ложится в миску – он есть не будет, привяжет на ниточку к карусели и только наигравшись – съест. Рут чувствовала это. Не знала как, но просто знала, что зверь напротив сегодня ее не убьет, хоть вполне и не прочь. Что-то внутри готовило ее к этому.
   Когда Коннер приступил к медленному превращению и Остин увидела когти, в ее голове начали появляться странные картины, совершенно не связанные с этим моментом в лесу. Каменный серый потолок, на котором отбивается слабый свет уличного фонаря и массивная рука с когтями, нависающая над ней – Остин. Невольно Рут начала вспоминать самый ужасный момент в своей жизни. Девушка хотела сделала шаг назад, чтобы убежать, но что-то внутри не дало ей этого сделать. По телу начала разливать тепло, которое придавало ощущение силы, всемогущества. Он, сидел внутри и не подымался, тихонько дышал и не мешал жить лишь до тех пор, пока не чувствовал угрозу и для себя. Остин никогда не смотрела на зверя как на часть себя, на частичку которая тоже может хотеть жить как нормальный человек, без желания убить кого-то и с желанием защищать ее – Рут, потому что они две части одного целого. Девушка не думала о том, что может сама принимать выбор как ей жить со зверем, и что не зверь это определяет. Именно поэтому она не любила, когда они сменялись местами. Боялась, что однажды после такой смены просто не сможет вернуться. Они с волком крайне редко действовали заодно.
   Рут не смогла сдерживать порыв защиты волка внутри и поэтому тоже начала превращаться. Ей не хотелось, чтобы Коннор вот так стоял и смотрел на нее, поэтому она просто сорвалась с места, крепко пихая парня в грудь, в надежде повалить его на землю. Действия сопровождались громким рыком, хотя вероятно не достаточно громким.

+1

7

Рут пихает Коннора в грудь изо всех сил, издавая громкий рык, сдаваясь зверю. Он, наконец, подавил в ней человека, инстинкты сработали как надо, и волк кинулся защищаться. Альфа рычит в ответ - менее агрессивно, скорее радостно, предвкушая веселую игру. Ротери отступает на шаг от толчка девушки, на его лице появляется азартная ухмылка, обнажающая острые клыки, которые, однако, он не спешит пускать в дело. Он добился своего, вытащил наружу волка Рут и не собирается останавливаться на достигнутом. Если понадобится – он позволит ей себя ранить, чтобы напитать зверя запахом крови, свести с ума. Альфе не нравится ответ девушки – скучать по человеческой жизни? Скучать по… чему? Погони за прошлым никогда не заканчивались хорошо, это сжигает ее изнутри, убивая бессмысленными сожалениями и ее, и ее волка.
И что же я потерял? - спрашивает Коннор, перехватывая запястья Остин. Ему в очередной раз кажется, что он понял причины такой тишины внутри нее - у нее кто-то остался там, в человеческом прошлом, кого она не смогла взять с собой? Она причинила кому-то боль, став зверем? Ротери бы еще поразмышлял об этом, но он хочет больше - больше ярости, больше злобы, больше зверя, поэтому заводит руки девушки ей за спину, оказываясь почти вплотную, смеется: - Я не был беспомощным?
Руки на запястьях сжимаются сильнее, еще чуть-чуть и кости не выдержат. Коннор смотрит Рут прямо в глаза, скалится, утробно рычит, намеренно выводя ее из душевного равновесия, заставляя чувствовать себя беспомощной, чтобы зверь бился в клетке ребер, в клетке слабого человеческого тела, чтобы звал и просился наружу. Волк Ротери зовет зверя девушки поиграть, он его, наконец, чувствует.
Мои кости не были такими хрупкими? - Коннор не собирается ломать кости Рут, он не уверен, что они срастутся так же легко, как и у него, а так быстро вывести из строя новую игрушку будет очень обидно. Алые глаза блестят от азарта, от наслаждения игрой, Ротери сейчас в какой-то мере похож на собаку, которой дали новую игрушку. Вот она радостно кусает ее, швыряет, пробует на вкус, еще не играя в полную силу, не треплет так, как хочется, просто примиряется.
Или может быть мне должно быть жаль, что я никогда не боялся ходить по темным переулкам один? Никогда не бывал в больнице?
Коннор отпускает девушку, отходя в сторону, начиная медленно, по-звериному кружить вокруг нее, провоцируя на новое нападение, более отчаянное, более агрессивное. Воздух становится осязаемым от желания Остин прекратить это, от ее дискомфорта, от тяжелого дыхания раззадоренного Ротери. Альфа еще выглядит совсем человеком – в глазах светился разум, движения осознанные, но если приглядеться, то можно было заметить, как проступает сквозь кожу, сквозь душу волк. Если для многих слияние человека и зверя было похоже на борьбу, на нескончаемое соперничество за лидерство, как Джекил и Хайд, воплотившиеся в каждом оборотне, то в Ротери зверь был частью человека, а человек частью зверя, они сливались гармонично, были едиными в желаниях и порывах, человек – снаружи, волк – внутри, не соперничество - гармония.
–  Что такого в том, чтобы быть человеком, что не дает тебе насладиться новой жизнью?

+1

8

У  каждого... У многих людей бывает в жизни момент, когда он не уверен в том, кем является. Не уверен в том, выбрал ли правильный путь, тех ли друзей завел, в тот ли колледж поступил и так далее. В жизни многих наступает моменты, когда приходит время пересмотреть написанные страницы, чтобы изменить будущую главу своей жизни. В такие моменты особенно хорошо тем, кто знает название заглавия главы. В такие моменты беда тем, кто хочет написать, но не знает даже каким образом надо держать ручку.
  Рут, на этом этапе своей жизни, кок раз таки смотрела на чистый лист и на ручку, не зная как приступить к творчеству. Она смотрит на вещи слишком категорично. Если плохо – значит плохо, и хорошему месту нет. Если хорошо, то плохое не имеет к этому никакого отношения. Мир делиться на белое и черное. К сожалению, она черное.
  Остин из последних сил пыталась сдержать в себе крик, столь отчаянно рвавшийся наружу, когда Коннор сжимал ее руки. По правде говоря, девушка так углубилась в мысли о боли, сопровождающиеся желанием высвободиться, что не совсем понимала смысл сказанных Ротери слов. Понимание приходило к ней как эхо в длинном, пустом коридоре. Это злило девушку. Парень насмехался сейчас над тем, чего ей не хватало. Она бы с удовольствием упала с велосипеда, а потом, сломав руку, провела бы пару часов в больнице. Дома бы ее кормили вкусными бульонами, сладкими кексами и дали в распоряжение пульт от телевизора. Это бы была обычная человеческая жизнь с близкими, родными и друзьями, которые разрисовывают гипс разными пошлостями. У нее оборотня этого всего нет. Гипса больше не будет. Рут злится с каждым сказанным Коннором словом все сильнее. Ее злит его не понимание столь обычных и понятных ей вещей. Волк внутри нее словно поднимается все выше и раздвигает границы ее тела, будто ему просто мало пространства, он хочет свободы.
  Ротери отпускает Рут и отходит в сторону, начиная кружить вокруг. Остин смотрит на него со злостью, ненавистью. Она даже замечает пульсирующую вену у него на шее и чувствует желание впиться в нее. Девушка против убийств и всегда себя сдерживает, но сейчас ей этого хочется. Ей просто хочется чтобы Коннор чувствовал боль, чувствовал то, что чувствуют его жертвы, чувствовал то, что чувствовала она.
  - Нечем наслаждать! Это даже не жизнь! Ты думаешь, что ты оборотень? Волк? Сверх человек? Нет! Ты животное! Ты просто жалкое животное, которое не может сдерживать себя. Ты не знаешь нормальной жизни. Единственная ценность в твоей жизни – это выживание и убийство тех, кто слабее! – На последних словах Рут срывается на крик и набрасывается на Ротери. В этот раз она отчаянно, со злобой и агрессией, старается нанести ему удары и при возможности впиться в горло. Остин злиться и не старается сдерживать зверя, но они все еще не вместе. Она не с ним. Просто в углу стоит и управляет кукольным театром.

+1

9

Коннор упивается ненавистью Рут, он победно ухмыляется, видя, что добился своего - вытащил наружу настоящую Остин, обновленную, не_одинокую, а не зажатую девушку, заставившую своего волка задыхаться взаперти. Коннору даже жаль ее - у него всегда был близнец, постоянно плечо поддержки, а потом - Ральф. А кто был у Рут? Где ее альфа? Где тот, кто должен был взять ее за руку и привести в новый мир? Научить, объяснить? Почему она омега, почему одна? Не ее вина в том, что она воспринимает волка, как своего врага, похоже, ей оборотни не сделали ничего хорошего. Ротери не собирался обнимать ее и отпаивать чаем, выслушивая долгую и, несомненно, драматичную историю жизни, но такое издевательство над волком он терпеть не собирается тоже.
Когти Рут впиваются в кожу, оставляя кровоточащие рваные раны от плеча до грудины, Коннор шипит, воздух наполняется запахом крови. Альфа не пускает Остин навредить ему еще больше, не трогает ее в ответ, но знает, что ее зверь будет в восторге от того, что добрался до агрессора, до опасности. Этот запах будет сводить его с ума.
- Ну, а кто ты? - оборотень перехватывает тянущуюся к его горлу руку, впиваясь когтями, чувствуя стекающую по пальцам горячую кровь. - Ты не человек. И не хочешь быть оборотнем. Ты не понимаешь кто ты. Ты зависла между двумя мирами, сейчас ты - жалкая ноющая тень, не способная вернуться в старый мир и отчаянно отвергающая новый. Ты - омега, лишнее звено.
Омеги всегда были изгоями. Ушедшие по своей воле или же брошенные своими альфами, они были неполноценными, без стаи оборотень был никем, был потерянным. Пусть, многих устраивало это положение вещей, обращенным тяжело было свыкнуться с мыслью, что теперь им придется стать частью сообщества, иерархии, не вписывающихся в человеческое понимание. Но что бы они не думали, оборотень был сильнее в стае, в стае ему было лучше.
- Единственная ценность моей жизни - это моя стая, - Остин бьет беспорядочно, как никогда похожая на обиженную девочку, у которой нет выхода, но которая никак не хочет прекратить бить кулаками в дверь и увидеть длинный коридор у нее за спиной. - Думай о том, куда бьешь. Слишком много эмоций - контролируй себя, шансов, что ты собьешь своего противника с толку набросившись на него, как ожившая мясорубка, очень мало.
Кровь и злоба смешиваются в воздухе, наполняя легкие жаром, обжигают. Этот коктейль способен сорвать крышу любому волку. Любому настоящему волку, а не ручному сенбернару в которого превращают своих зверей местные. Коннор не понимает, почему жизнь оборотня вызывает такое отторжение. Это ведь не обязывает тебя отгородиться от людей и жить в пещере. Это дарит стаю, дарит новую семью, которая не предает и не бросает, а друзей можно заводить и так - вон, он же дружит с Куртом, тот даже знает, что он оборотень, и пока вроде бы от отвращения не умер, да и Коннор тоже себя вполне хорошо чувствует. Но Ротери знает - сам прекрасно понимает - что ему не понять до конца это, даже будь он просто человеком. У него есть Конан. Всегда, чтобы ни случилось, у него есть его копия, его близнец, чтобы подставить плечо, чтобы поддержать. Близнецы редко заводят близких друзей, а имея ментальную связь тем более не будешь нуждаться в кому-то еще.
- У меня есть семья, Рут. Есть мать, есть брат, есть стая. И что куда важнее - есть мой волк. А у тебя есть только твоя ненависть. И кто из нас жалкое животное не знающее нормальной жизни?
Рут права, Коннор - животное, зверь, хищник, он даже в ней сейчас видит жертву. И в Курте тоже - первая мысль об охоте, а уже потом человеческие эмоции. Но он счастлив, он на своем месте, в своей стихии. Он принял себя, он жил в гармонии,  а не постоянной ненависти и отрицании.

+1

10

Рут старалась, она очень старалась бить изо всех сил, чтобы вытрясти из Коннора весь дух. К сожалению, ей не удалось даже повалить его даже на землю. А она ведь так отчаянно старалась. Остин рычала, кричала, царапалась и старалась быть кулаками куда-то, где помягче. Девушка еще никогда в жизни не давала злости столько воли. Еще ни разу за всю свою жизнь она так сильно не злилась, не злилась так отчаянно. Казалось бы, откуда взяться таким сильным эмоциям. Коннор ведь не говорил ничего особенного из того, что могло бы задеть ее за живое. "Не играл грязно."
  В данном случае уместнее сопоставить с чашей, которая переполняется, а потом жидкость стекает через верх. Рут не так злилась на Коннора за то что он говорил, как на то, что в мире вообще есть подобные ему. Пускай он не самый жестокий альфа, но он альфа и он убивает и превращает других. Он любит то, кем является. На самом деле, он просто подходящая, на данный момент, груша для битья. 
  - Ты жалкое подобие человеку! – прорычала Рут, а ее последнее слово на окончании сорвалось в крик. Ей словно кажется, будто вопли придадут мощи. Когти Ротери впиваются в ее руку, но не так сильно, как ожидалось. Из-за адреналина, злости она почти не чувствует боли, есть только ощущение того, что что-то проходит сквозь кожу, а что-то липкой, густой водичкой скатывается под кофтой к локтю.
  Советы альфы ее раздражают, потому что унижают, но несмотря на свои внутренние предубеждения Остин старается следовать совету и бить парня кулаками в лицо или пару раз задеть коленом пах, пару ударов были направлены в живот. В общем, она пробовала целиться. Во всем этом хаосе девушка начала думать, здраво размышлять и посему удары стали слабее, потому что волна злости стала утихать. Это была просто первая вспышка ненависти ко всем альфам за то, что они просто существуют. Вообще, за много на самом деле. Ей просто всегда нужны были эти несколько минут злости, всплеска эмоций, чтобы поставить точку в своих внутренних мучений. Чтобы распрощаться с восприятием себя как жертвы. Чтобы понять, что она может защищаться. Одна такая вспышка, а разум сразу проясняется и знаков вопросов над тучками в голове становиться меньше.
   Остин утихает. Делает напоследок пару резких ударов с перерывами и отходит. Она превращается обратно в человека. Не потому что хочет, а потому что просто устала от того, что только что испытала. Волк в ней не привык так «гулять» и поэтому мирно уходит на задний план, но при этом он чувствует легкое удовольствие. Он уносит с собой запах крови, как что-то свое родное, как стимул когда-то снова взять верх и вернуться. Вернуться как можно быстрее.
  - Семья, стая, волк, - Рут издает нервный смешок и отходит к дереву. Волосы у нее растрепаны, кофта порвана у талии по швам. – А если забрать у тебя все это? Каково будет тебе? С легкостью отыщешь нового брата, мать и стаю? – Остин поднимает взгляд и смотрит прямо в глаза Ротери. Впервые она уверена, что не первая отведет взгляд. Ей уже не страшно, почему-то. Она словно осмелела. Уверенна, что голову ей не снесут, а даже если и снесут, все будет не так просто.  Рут чувствует какое-то странное превосходство. Притворное возвышение. Словно она знает что-то такое, чего не знает Ротери, но очень хотел бы узнать, а она, вот такая плохая, ничего ему не говорит. Не тренировка, а детский сад.
  Легким эхом в ее голове звучат слова Коннора: «Ты - омега, лишнее звено.». Не слишком громко, чтобы сейчас об этом думать, но достаточно значительно, чтобы задеть.

+1

11

В Рут много злобы, много слепой ненависти, которая питает Коннора, питает его волка. Но он все равно не понимает, откуда в ней столько негатива, откуда сколько боли? Девушка прислушивается к его советам, бьет более прицельно, но эмоции все равно не дают ей сосредоточиться на ударах. Она распыляет свои силы, срываясь, рыча, крича. Остин похожа на раненного зверя, попавшего в капкан - он не может выбраться сам, и оттого только больше злиться - не охотников, на себя, на жизнь, слепая ненависть без конкретной цели. Главное - вместить ее, выпустить, разнести все вокруг, будто это может унять боль. Но капкан все еще на звере, все еще мучает его. Так что же было капканом Рут? Капканом ее волка?
Она кричит. Кричит, что он жалкое подобие человека, и Ротери срывается. До этого только уклоняющийся от ударов, издающий низкий монотонный рык, он внезапно скалится и рычит громче, страшнее:
– Я не человек, - это сказано голосом альфы, голосом вожака, которым он является по праву отнятой жизни. И пусть сейчас вожак есть у него, но для бет и омег Ротери все ещё высшее звено, сильнейший. - Не подобие, не пародия. Я не человек. И ты тоже. И никогда им больше не станешь.
Коннор знает, что сейчас подавляет волка Рут, что тот чувствует в нем альфу, пусть и не своего, но высшего по силе, по власти. Девушку раздражают его советы, он видит это, чувствует в запахе ее злобы. Но она постепенно утихает, успокаивается. Вспышка злобы прошла, волк опять уползает в свою клетку где-то глубоко внутри Рут, но Ротери видел его - видел, что внутри нее живет яростный, опасный хищник, видел расплавленное золото в ее глазах, на сегодня, этого было достаточно. В следующий раз, ей не удастся вернуться к своей привычной сдержанности так быстро, но сейчас Коннор доволен проделанной работой. Пусть даже она стоила ему футболки.
Рут опускается на траву у дерева, и насмешливо смотрит на оборотня, продолжая бросаться комментариями о его жизни. Это было похоже на попытки разбудить в нем человека. Или убедиться, что он таковым не является. Оба они искали друг в друге кого-то похожего, и оба натыкались на стену непонимания - зверь и человек, не желающие измениться.
Семья, стая, волк. А если забрать у тебя все это? Каково будет тебе? С легкостью отыщешь нового брата, мать и стаю?
Для Коннора не существует морали, не существует чёрного и белого, для Коннора весь мир, как охотничьи угодья. Его жизнь проста и понятна, в ней нет изысков и интриг, нет надуманной философии или пресловутых заповедей. И поэтому он легко находит ответ на вопрос Остин. Он думает секунду, а потом вдруг становится совсем уязвимым - брови поднимаются, исчезает оскал. Совсем человеченый, не опасный. Ротери не видит причин скрывать, хитрить или строить воздушные замки из слов. Эта девочка не понимает к какому миру она теперь принадлежит и не хочет даже пытаться. И если она хочет услышать о том, что в его сердце живёт только жажда крови, ей придётся обратиться к кому-то другому.
Коннор смотрит Рут в глаза и отвечает спокойно, легко, признавая:
– Я умру.
Почему-то он уверен в этом. Он знает, что не переживет потери брата. Если стаю он найдёт другую, Рут права, он может создать ее сам хоть сейчас - даже Остин предложить вступить и дать ей, наконец, того альфу, который показал бы ей как это потрясающе быть в стае. Но брать и мать... Ротери знает, что близнец - его преимущество, ведь вместе они становятся сильнее любого альфы, крупнее, опаснее, но Конан же и его ахиллесова пята. Пригрози его смертью и получишь себе личного раба в лице Коннора, потому что он сделает все, чтобы его близнец выжил. Возможно, со стороны кажется, что они не способны испытывать такие эмоции, но Коннор любит брата до боли и не представляет себе жизни без него.
– Если отобрать у меня все это, я умру. Вероятно, даже не успею сойти с ума.
Честность выбивает из колеи всех. Коннор стягивает порванную в клочья футболку и опускается на траву перед Рут. Раны на его теле уже затянулись, остались только следы успевшей пролиться крови. Конан наверняка почувствовал эти порезы и скоро позвонит или устроит допрос вечером. Альфа выглядит спокойно - его волк хочет ещё, уже не понимая, почему хозяин не убивает девчонку, но Ротери одолевает любопытство. Что за историю скрывает Рут? Почему так цепляется за слово "человек"? Откуда столько ненависти и злобы? Не может быть столько ненависти к нему сразу после знакомства, как бы это ни льстило. И вовсе это не реакция на его слова. По крайней мере, не полностью. Так что же скрывает эта девчонка?
Итак, - Коннор возвращает себе обычный азарт и ухмылку. Рассуждать о брате было здорово, но с лирическими отступлениями было покончено. - Я побыл твоей грушей для битья, ты варварски погубила мою футболку, и даже услышала душещипательные подробности жизни оборотней-близнецов. А теперь твоя очередь. Какой нехороший оборотень лишил тебя твоей "нормальной" человеческой жизни?

Отредактировано Connor Rothery (2013-08-06 23:07:44)

+1

12

Слова Коннора о том, что Рут никогда не станет человеком, произвели на девушку сильное впечатление. Она никогда и никому не говорила о том, что отдала бы многое за возможность снова стать человеком и вести умеренную жизнь, подальше от всей этой ереси. Никому не говорила, но сама прекрасно это знала, потому что именно воспоминания о прежней жизни гложили ее сутками. Рут сидела на траве и все думала о том, что никогда не станет человеком. Никогда. Она лишнее звено. Лишняя. Всегда будет непонятно кем. Вот так ей придется существовать много лет. Она даже умереть нормально не может. Слишком слабая для суицида. Никогда не станет человеком. Лишнее звено. От подобных мыслей ей стало очень грустно. Вот прям очень сильно грустно. Словно ты смотришь на всю ситуацию со стороны и понимаешь насколько паршиво положение твоих дел. 
  Когда-то еще в школе Остин писала эссе на тему «Смысл жизни», гордилась своим сочинением, и добавила его в папку с эссе которые будет отправлять в университеты для примера. Там она яро защищал идею всеобщей полезности, важности. Говорила о том, что человек должен заботиться о своей семье, реализовать себя таким образом, чтобы приносить пользу обществу. Писала о том, что важно делать что-то очень важное для общества, но при этом бескорыстно, чтобы люди от тебя не отворачивались. Тогда в классе, после прочтения эссе, Рут спорила с одним парнем относительно того, почему месть пагубный выбор смысла жизни и почему съесть как можно больше – это тоже не есть смысл жизни. Сейчас смотреть на свое существование глазами той Рут было очень унизительно и мерзко. Впрочем, этот взгляд заставлял задумать о своем поведении и способах существования, но отнюдь не о том, чтобы искоренить желание мести.
   Ротери ответил на вопрос, и Остин посмотрела на него понимающим взглядом, с примесью скорби. Словно смотрела на человека, который когда-то все-таки умрет именно вот так, как он сказал и этого не изменить. Естественно, убивать Коннора она не собиралась. Пока. Понимала просто, что все попытки закончатся чрева-то. Подозревала, что кто-то из охотников понемногу прикончит его стаю. Было жалко парня в этот момент. Остин даже забыла о том, что он оборотень, что он альфа и она его ненавидит. Забыла ненадолго. Через секунду пришла в себя и стала заново неистово презирать Ротери.
  - Давай я просто куплю тебе новую футболку и обойдемся без ненужного никому откровения. С каких это пор тиранов волнует участь жертвы? – произнесла Остин и скривилась от произнесенного слова «жертва». Она понимала, что очень уязвима. Знала, что слабая и сможет защищаться буквально секунды. Какой-то охотник ей когда-то говорил, что без крови она намного слабее любого оборотня. Рут это понимала, не дура ведь, но ее все равно коробило от произнесенного вслух слова «жертва». Ей не хотелось так себя чувствовать. Остин хотела растоптать это ощущение беспомощности и невольную присмыкаемость.
  Рассказывать историю своего превращения Рут, естественно, не собиралась. Коннор вряд ли начнет ей соболезновать и подставлять свое плечо для водопада слез. Ему это нужно просто потому, что Остин не разделяет его мировоззрение и он хочет знать ее аргументы, но она их никогда в жизни ему не предъявит. В эту секунду так точно. Несмотря на то, что поделиться хочется хоть с кем-то. 
  - Тебя никогда не интересовало, как можно жить без вот этого всего насилия? Не интересовало, как можно жить НОРМАЛЬНО. Неужели ты не хотел, чтобы рядом был человек, который не был обязан тебе семейными узами или связью стаи? Это ведь все искусственное. Нет выбора в доверии или привязанности. У тебя вообще выбора как такого нет. И нравится вот так жить? – Рут понесло. Ей было все это до чертиков не понятно. Ее так заботил вопрос выбора и независимости, потому что у нее этого не было. Выбора ей не дали, независимости со зверем внутри довольно мало. А вот рядом сидит Коннор, которого все вполне устраивает, более того – он просто в восторге. Рад, что получил жизнь и ничего в ней не выбирал. Остин не понимала. В целом, она вообще не понимала, как можно убить кого-то ради забавы и после этого спать спокойно.

+1

13

Коннор не ждет, что ему сейчас поведают биографию со всеми подробностями, но и такого категоричного отказа он не предвидел. Рут продолжает выстраивать вокруг себя стену, которая даже не думает поддаваться Ротери, наоборот, от каждого его слова эта стена становится только толще. Альфа сам себе начинает напоминать мотылька, который видит за стеклом свет и бьется в невидимую преграду, пытаясь до него добраться. С таким характерным звуком пустой головы о твердую поверхность. Но Остин произносит слово жертва, и Коннор заводится по-новой.
- Вот, - альфа подаётся вперёд и выглядит возбужденным ребёнком, который взахлеб рассказывает друзьям банальные вещи, выглядящие для детей открытием. - Вот, ты опять это повторяешь. Ты не жертва и никогда ей больше не станешь, - Ротери кривит душой, если Рут попадется им во время охоты, внутренний волк мало чем поможет ей против жаждущих крови собратьев. - Ты - хищник, высшее звено в пищевой цепочке.
Они - совершенные создания, самые лучшие, самые сильные. Природа не делает ошибок, и оборотни - прекрасны. Прекрасны в своей жажде крови, в своей сущности зверя, в своей врожденной жестокости. Они - совершенство, лучше них природа не создала никого, подарив своим любимым детям целый мир, как охотничьи угодья. Право убивать, которое им дарит внутренний волк, путь, освещенный луной, скользкий от пролитой крови. 
Есть легенда о том, что первые оборотни были проклятыми людьми, обреченными доживать жизнь в телах волков, которые обратились за помощью к колдунам, чтобы избавиться от проклятья. Но те не смогли вернуть им человеческой облик, лишь подарили возможность обращаться в людей. Коннор видит в этой легенде нечто символическое, ведь люди были обращены в волков - в зверей, животных, за то время, что они провели в этой шкуре из создание изменилось, и, превращаясь обратно, они были уже не обращёнными людьми, а волками, принимающими человеческий облик. На этой легенде строится вся философия Ротери, но ее можно понимать по-разному. И вот теперь перед ним сидит девушка, которая думает, что стая - это отсутствие выбора, что вся жизни оборотня - это отсутствие выбора. Коннора невольно посещает мысль, что Рут никогда, должно быть, не общалась с другими оборотнями. Ведь иначе как она могла так думать? И почему Остин задает такие вопросы? Что ее больше беспокоит? То, что ее волк жаждет крови? Или что она не может больше быть частью человеческого сообщества?
- У меня есть такой человек, - пусть Коннора это раздражает, пусть он не до конца понимает почему так получилось, но раз Рут хочет услышать это, то пускай. - Мой волк хочет защищать этого человека, оберегать его, забирать всю его боль. Я хочу этого. Простые желания, но в отличие от слабых, беспомощных людей, с хрупкими костями и тонкой кожей, - Коннор фыркает, инстинктивно проводя языком по зубам, кажется, на секунду можно увидеть кровь на тонких губах, на острых клыках и резцах, - я могу это сделать. Я могу защитить, могу уберечь, могу забрать боль. Чем же это плохо? И ты можешь. Ты можешь залить этот город кровью тех, кто хочет причинить вред тем, кто тебе дорог.
Коннор улыбается-скалится, и видно, что он не говорит метафорами. Убийца всегда проступает наружу. Даже когда Ротери начинает говорить красивые вещи, все равно он остаётся жаждущим крови зверем.
- Моя жизнь - нормальная, - произносит он. - Я не нуждаюсь в изменении, лечении или спасении. И ты тоже. Ты не можешь понять этого, потому что никогда не была в стае. Ты не знаешь как это - чувствовать всех их, своего вожака, знать, что он придёт, если ты будешь в нем нуждаться, что все они придут. Чувствовать, что ты никогда не один, что можешь позвать, если попадешь в беду. В этом нет ничего искусственного, это связь, которую подарила нам природа, которую подарили нам наши волки. И не давая себе шанса понять это, ты сама лишаешь себя выбора.
Коннор любит свою сущность, это чувствуется в каждом слове, в горящих глазах, в спокойном сердцебиении. Он знает себя, знает оборотней, он мог бы читать лекции в университете, если бы были специальные программы для обращенных.
Ротери молчит какое-то время, а потом опять спрашивает:
- У тебя есть друзья? Или ты решила вместе с волчьими отвергнуть и все человеческие отношения?

+1

14

Рут раздраженно закатила глаза и глубоко вздохнула. Ей было приятно слышать о своей важности в пищевой цепочке, но точно так же говорят и о человеке, поэтому понимание вызывало двойственные чувства. Все в мире относительно. К сожалению, это правда. Коннор говорил о том, что она не будет жертвой – лгал. Для него она вполне может быть жертвой и даже для охотника. Она может быть жертвой для себе подобных и для людей, даже для медведя гризли (в редких случаях). Рут рассматривает сразу несколько вариантов, они молниеносно пролетают в голове, словно уже давно там были и просто ждали свое отрепетированного выхода.
- Не хочу я быть хищником. Неужели ты этого не понимаешь? НЕ. ХОЧУ. Это тебе приятно впиваться зубами в чью-то плоть и чувствовать, как постепенно человека покидает жизнь. Ты хочешь убивать. Тебе это надо не для выживания, а для наслаждения. Ты маньяк! - прокричала Остин, а потом заткнулась. Она внимательно смотрела на Ротери и глубоко дышала. Заткнулась потому что поняла, что цитирует слова книги по психологии убийцы. Чего только Рут не читала в Мохаве. Далее шла фраза «социально опасен». Обычного человека она бы напугала, заставила врасплох, но сейчас она разговаривает не с обычным человеком, с существом который спокойно может заявить на площади, что это он убил бедного водителя такси. Сказать может потому что никто из тех, кто услышал потом просто не выживут и у него хватит сноровки. «Таких» в тюрьму не сажают. В существование «таких» даже не верят.
    Откровение Коннора застало девушку врасплох. Она ничуть не надеялась на подобное признание. По правде говоря даже не сразу поверила, поэтому решила переспросить.
- Человек? Ты сейчас о человеке говоришь или о члене стаи, которого называешь «человеком»? – не удержалась, потому что просто не понимала. Первой в голову пришла банальная мысль, будто Коннор мог бы влюбиться в обычную школьницу и загореться идеей оберегать ее. Не то чтобы в это трудно верилось, просто не в фильме ведь живем – реальность на сцене. Коннор больше походил на играющегося мальчика, который просто не понимает, что его баловство – это чья-то жизнь. Где тут может идти речь о любви? В жизни оборотня ей не место. В болоте ромашка белоснежной не вырастет.
  -  Ты вырос в этом мире. Ты другого и не знаешь. Тебе и в голову не может придти тот факт, что однажды ночью, в полнолуние, ты убьешь свою мать или отца, а может покалечишь брата. Ты живешь в мире – где мнение волка – это нормально. В моем мире не так. Те кого я люблю и те, кого хочет зверь – одни и те же люди. Забота расслабляет, а это может привести к не желаемым последствиям. – Грустно произнесла Остин, обхватывая руками свои коленки. Ей сразу удалось обуздать своего зверя, еще с первой ночи. Это должно было быть трудным процессом, найти якорь ведь не всем удается, а у нее получилось и быстро. Это пугало. Все что достается легко имеет свои последствия. Бесплатный сыр только в мышеловке. Вот теперь она жила в страхе, что однажды зверь просто выйдет и у нее не останется сил для борьбы. Страшно ложиться спать в доме, когда за стенкой спят твои родители, а напротив дом лучшей подруги, а еще через пару домов парень, который тебе нравится и всегда приносить в библиотеку лакрицу…
   Рут вздрогнула и закусила губу. Ей стало жутко грустно. Она скучала по родителям, очень. Не видела их уже несколько лет. Все что у них есть – это звонки раз в неделю и открытки на праздники. Со своими друзьями девушка уже давно не общалась. В такие моменты кажется, что иметь стаю не так и плохо. Будь только это не стая альф, а стая, которая разделяет ее мнения и желания. Пока Рут никого подобного не встречала. В принципе, даже не старалась.
- Мы с тобой из разных миров. Никогда не поймем друг друга, потому что никогда не будем на месте друг друга. В твоем положении хорошо лишь то, что у тебя есть брат. – Тихо произнесла Остин. Обычный человек ее бы не расслышал, но Коннор услышал. Отличный слух.

+1

15

офф

и тут я понял, что меня накрыло хд

Чтобы покалечить моего брата, надо быть как минимум асфальтоукладчиком. А еще лучше - фурой. Тогда еще можно на что-то надеяться, - отшучивается Коннор, закатывая глаза.
Где-то внутри он понимает то, что говорит Рут. Убивать не обязательно, есть оборотни, живущие тихой жизнью в городах, наполненных людьми, они работают в офисах, продают фастфуд, ходят в гости к соседям. Ротери знает, что это возможно, но не представляет, как можно так жить. Как можно довольствоваться человеческой жизнью, когда внутри тебя бурлит сила, когда так одуряюще пахнет страх, паника, когда кровь такая вязкая на языке, такая сладкая. Но сейчас, сейчас дело даже не в этом, Остин не просто не хочет быть такой, как Коннор, она вообще не хочет быть оборотнем, любым. А это даже хуже, чем жить человеческой жизнью.
Хорошо, - кивает Коннор, поднимаясь с травы, отряхивая джинсы от зеленых пятен. – Ты права. Мне это нравится. Я – маньяк, если тебе больше по душе это определение.
Человеческие слова куда ближе Рут. Она находит слово, которым охарактеризовал бы кровожадного убийцу любой человек. Ротери согласен с эти названием, хотя и не ассоциирует себя ни с какими отклонениями. Но, если это слово позволит подобраться ближе к Остин, хоть как-то вписаться в ее мир, пускай. Он смотрит на девчонку сверху вниз, изучая ее – расстроенную, подавленную, злую.
Но я не зову тебя не охоту, - пока не зову. – И не жду, что ты прямо сейчас сорвешься и убьешь девчонку, которая в эту минуту пробегает недалеко от нас. Но если ты не прекратишь вписывать себя в человеческие рамки, то ты просто задушишь своего волка. А вместе с ним задохнешься сама. И это уже иначе как убийством не назовешь. В дикой природе ты либо хищник, либо жертва, промежуточной стадии нет. Ты либо купаешься в крови, либо кто-то посмелее искупается в твоей. И став оборотнем, ты принимаешь эти правила игры.
«Ты должна защищаться от таких, как я», - думает Коннор, глядя на Рут. Он не собирается учить ее выживанию, но Остин должна понять, если она не хочет быть такой как он, ей придется стать волком, чтобы защитить себя.
Не важно, из каких мы миров. Ты здесь, чтобы научиться защищаться? Так поверь мне, если ты столкнешься со мной во время нашей охоты, тебе придется либо убить меня, либо умереть самой, - убийство в целях самозащиты, либо ты, либо тебя. Беты убивают альф, он сам этому подтверждение. - Та защита, которой ты хочешь научиться, рано или поздно заставит тебя убить.
Коннор серьезен. Возможно, впервые за все время их импровизированной тренировки. Но потом он вспоминает удивление Рут его словами о человеке, и мысли об этом сбивают альфу. Он морщится, не в силах скрыть собственное замешательство по этому поводу. Ему это не нравится. Не нравится, что это человек, не нравится, что он…что у него не было выбора. То, что говорила Рут, что так активно опровергал Ротери, сейчас жило внутри него. Волк не оставил Коннору выбора в кого влюбляться, кого защищаться, он сам выбрал себе человека, а Ротери…а Ротери просто принял это, отдавшись зверю. Он всегда знает лучше. Так может сейчас это тоже не глупая ошибка?
И да. Просто человек, не имеющий никакого отношения к оборотням, - по лицу юноши видно, что он не умирает от всепоглощающего чувства, но на дне глаз все равно просвечивает эта волчья привязанность, как у ручного пса. – Конечно, запечатление и прочий бред, о котором любят читать школьницы, выдумка, но…
Коннор выглядит беспомощным, как любой парень, не умеющий говорить о чувствах, не любящий эти темы, просто не понимающий, что внутри может твориться что-то, что нельзя описать одним словосочетанием. В крайнем случае – предложением. Это приближает его к человеку, окутывает иллюзией обыденности, безобидности – приоткрытый рот в поисках нужных слов, нахмуренные брови.
Ты просто видишь этого человека и понимаешь, что с радостью ляжешь к его ногам и умрешь, если ему этого захочется, если это сделает его счастливым.
Волк внутри согласно ворчит, отдаваясь вибрацией в ребрах. Ротери опять недовольно хмурится, это сбивало с толку, это мешало. Забота о ком-то кроме матери и стаи ощущалась как соринка в глазу – что-то лишнее, непримятое, мелкое, но доставляющее кучу неудобств. Оборотень вновь хмурится, будто размышляя, он не хочет обсуждать это, не с Рут. Он сейчас находится в слишком шатком положении со своим волком по этому вопросу.
Иди сюда, - внезапно говорит Коннор, протягивая Рут руку, чтобы помочь подняться с травы. Волк внутри поднимает голову, ожидая продолжения игры, но его не следует. Ротери резко меняет тему разговора осененный очередной идеей.
Он тянет девушку на дорожку, разворачивая лицом к городу, безошибочно определяя направление.
Последняя попытка на сегодня, - обещает он, его опять забавляет эта ситуация. – И я отпущу тебя домой, даже не откусив что-нибудь на память. Честное слово маньяка.
Альфа обходит девушку сзади и закрывает ей глаза рукой, не сжимая сильно, но и не давая вырваться из его хватки.
Почувствуй, - тихо говорит он. – Ты слышишь, как паркуется машина у северной части парка? Как скрипят деревья? Ты слышишь птиц? А запах утра? Солнечные лучи и листва. Трава пахнет особенно сильно в такое время. Машины? Дым чувствуется даже здесь, хотя люди говорят, что здесь необычно чистый воздух. Утром этого запаха мало, к обеду он усилится. Безлюдье? Здесь было мало людей, ты можешь почувствовать это, запах почти не тронут.
Коннор замолкает, тоже прислушиваясь, принюхиваясь. Люди на парковке, дети, играющие рядом с местом для пикника, собака, несущая палку своему хозяину, спугнувшая стаю птиц. Мир, в котором нет тишины, мир, полный звуков, голосов, полный жизни. Чувство прекрасного не было одним из достоинств Ротери, но он умел наслаждаться жизнью, которую дарил волк, и ему было странно видеть кого-то, кто не принимал этого дара.
Чувствуешь? Этот мир намного глубже, намного ярче, чем люди могут себе представить. Разве это того не стоит?

Отредактировано Connor Rothery (2013-09-02 15:23:14)

+1

16

Рут хотела покинуть это место как можно быстрее. Коннор ее не пугал, представлял опасность, но не сейчас, а более усердно она подумает об этом, когда придет время. Просто  складывалось впечатление, будто они те самые люди с Вавилона, которые разговаривают на разных языках и абсолютно не понимают друг друга. Что в ее словах слышал парень, Остин не знала, лишь догадывалась. Она же слышала активное склонение к убийствам и ничего более. Не хотела просто смотреть в слова глубже, рассматривать смысл, над которым так распинается альфа. Зачем? Она придумала себе свою собственную реальность, к которой привыкла. Слишком долго была жертвой, которая обгладывает план своей мести, вместо молитвы на ночь. Теперь просто не может иначе. Разучилась.
  Остин поднимает усталый взгляд на Ротери, когда он поднимается с земли и начинает свой новый монолог.  По какой-то причине девушка начинает его слушать. Каждое слово вкладывается в ее сознание, как усталый ребенок в любимую колыбель. Причина тому - понимание. Рут просто начинает осознавать, что сказанные альфой слова – правдивы. Они отображают реальность такой, какая она есть.  Остин словно самостоятельно и сознательно ищет способ смертной казни. Она ищет альфу, который испортил ей жизнь, но практически ничего не делает для того, чтобы победить его, хотя уверена – он силен. Тут есть две теории. Одна гласит, что Остин откровенно надеется на удачу и матушку судьбу, мол она такая придет, а ее враг так издохнет. Вторая вещает, что она сама умрет, как только он ее увидит. Скорее всего, ее оборотень умрет точно так же, как родился. Тогда в чем тут логика?
  Коннор серьезен, что вводит Рут в заблуждение. Он действительно хочет донести до нее ту информацию, о которой говорит. Это побуждает какое-то странное доверие. Жизнь, естественно, она ему не доверит, но вот что-то другое… Альфа все же ответил на вопрос о девушке, и Остин  посмотрела на него словно под другим углом. Оказывается, ему не чужды человеческие чувства. Это уже второе подтверждение за несколько последних минут. Рут уверена в том, что сегодня она не умрет.
  Альфа предлагает ей встать, зачем-то. Девушка повинуется. Несколько минут Остин сомневается, стоит ли подавать руку, но все же принимает помощь Ротери и не сопротивляясь следует за ним к дороже. Она молчит, потому что не знает, что нужно произнести. Признать тот факт, что она прав? Еще слишком рано для этого. К тому же, слова Коннора оказались слишком «вкусной» пищей для размышлений.
- Что ты задумал? – поинтересовалась Рут с легким волнением. Она не знала, чего стоит ожидать от Альфы. Это их первая встреча, хотя нет, вторая, но она его все равно не знает.  Ротери обходит ее и закрывает глаза. Остин вздрагивает. На мгновение ей кажется, будто он хочет свернуть ей шей.  Чтобы не выдать волнения, девушка издает нервный смешок – реакцию на шутку о слове маньяка, хотя уверена, что он учуял ее волнение.
  Рут хотела что-то произнести, съязвить, что мол если он солгал относительно слова, то у нее все равно не получиться отомстить, но Коннор начала говорить. Его тихий и умеренный голос заставил Остин промолчать, словно сейчас ей должны открыть важный секрет мировоздания.
  Тело девушки проблематично, но расслабляется. Ей страшно, что волк вот вой выйдет и все испортит, но альфа призывает расслаблять и Остин покоряется. В какой-то момент она перестает чувствовать руки парня на своих глазах, перестает чувствовать что либо, что  мешает ее существованию. Она сама стоит на этой дорожке и слышит все, что происходит вокруг. Где-то остановилась машина, и из нее выскочил злой мужчина, чья жена не залила в бак бензин, где-то лает собака, а ребенок весело хохочет.  Девушка услышала, как плавно шумит ветер, приближаясь к ней где-то из далека и вот он уже обдает лицо приятной прохладой. В воздухе присутствует не только запах листвы и мокрого асфальта, но и запах парня, который выгуливал недавно собаку и девушки, которая пробежала тут до Рут. Самое главное во всех этих ощущениях – был ее волк. Он словно украдкой ступал по зыбкому посту, который идет сразу от его клетки, которую как-то подозрительно широко открыли. Его переполняет радость, что вот он получил маленькую, но долгожданную свободу, хотя периодически смотрит на зад, нет ли тут подвоха.  Это было ощущение, которое не имеет ничего общего с предыдущими. Тут нет игры в перетягивание  каната. Никто из них не должен корчится в углу клетки. Рут чувствует, как зверь поднимается внутри нее, как второе ее я. Это было прекрасно. Девушка почувствовала прилив сил и легкость. Волк не был таким злым, как ей казалось. Он больше походил на нее саму.
  Это действительно того стоило.
Остин делает неловки шаг в сторону и открывает глаза. Она продолжает смотреть в сторону, но обращается к Ротери. Он рассказал ей почему так, она расскажет ему, почему иначе.
  - Я шла домой со школы, мне было шестнадцать лет. Подростковые заботы о школьном бале и поступлении в колледж переполняли меня. Я была счастливая. У меня была семья, дом, друзья. А потом он напал на меня и воспользовался в каком-то затхлом подвале. Я даже пару ударов ему нанести не смогла. Очнулась, когда все закончилось, хотя по сути все только началось. Что может передаться от монстра? Пришлось уехать из города, чтобы случайно не убить близких в порыве полнолуния. Вот моя краткая история бытия, - закончила Остин. В горле у нее стоял комок. Она давно об этом не говорила, да и сейчас хотела быстрее досказать. Просто почему-то все же считала важным рассказать именно сейчас.

+1


Вы здесь » Sharpen Your Teeth » FLASHBACKS » another day when we run with the wolf pack


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC