Уважаемые гости, мы рады приветствовать вас на ролевой игре по мотивам популярного мистического сериала «Teen Wolf». Мы надеемся, что вам понравится форум, и вы решите у нас задержаться. Если Вы хотите присоединиться к игре, но не знаете, какого персонажа выбрать, стоит ли зарегистрировать персонажа из акции или лучше написать своего - смело обращайтесь в гостевую.

правиласюжетfaqхронологиякарта городароливнешностигостевая 
быстрый вход01020304050607нужные персонажи


ОБСУЖДЕНИЕ МАССОВЫХ КВЕСТОВ!!!ОТ АДМИНИСТРАЦИИТАЙНЫЙ САНТА

В игру временно не принимаются: оборотни и колдуны – школьники, а также школьники, переведшиеся в школу в Бикэн Хиллс в этом году... подробнее

Обновления на Underworld. Bellum Frigidum и UNDERDOG. Подробности на 4 стр. слайдера.
16–31 декабря. Осень как будто бы и не кончалась. Стало немного холоднее: средняя температура во второй половине месяца была примерно равна 50–53,5 °F (10-12 °C). Участились дожди. Пришли обычные для зимы туманы. Но в целом погодные условия не слишком отличаются от тех, что были в ноябре. Рассчитывать на то, что на Рождество выпадет снег, вряд ли стоит.

ЛУННЫЙ КАЛЕНДАРЬ: 17 декабря – полнолуние; 18–31 декабря – убывающая луна.
МАССОВЫЕ КВЕСТЫ: пока не открыты. Обсуждение ведется в этой теме.
Cole Sherman

Погоня. Ты никогда полностью не поймёшь значения этого слова, пока сам не окажешься в шкуре жертвы или охотника. Даю вам одну попытку, чтобы отгадать, кем оказался я. Гонимым. Преследуемым. Жертвой. Волчья натура внутри меня противилась такому раскладу, пытаясь полностью захватить контроль над сознанием, развернуться на 180 градусов и ответить на вызов. Победить или умереть. Другого решения не было. Рациональный Я не мог позволить... читать далее
Marin Morrell

Знание - мое единственное оружие в мире, полного нечеловеческой силы и уникальной магии. Разумеется, я была в курсе абсолютно всех мистических событий, происходящих как в Бикен Хиллс, так и за его пределами. Мимо меня не могла пройти и смерть Питера, а затем более потрясающее воскрешение из мертвых. Я очаровательно улыбнулась, задрав левую бровь. Удобнее устроилась в своем кресле и задумчиво потерла указательным пальцем подбородок. Одно только... читать далее
Abigail Beasley

Эбби сделала еще один шаг. Теперь она находилась в паре метров от Кёрка. Темноволосой удалось услышать, как пистолет в руках Вильгельма подрагивает – он действительно может выстрелить, и сейчас Эбигейл не понимает, что делать. Отступиться ли? Сделать ли еще один неловкий шаг? Наброситься? Девушка знала, что, в любом случае, кто-то пострадает. Вильгельм распинался, он шел кругом и становился все ближе... читать далее
»The Hunger Games: After arena GLEE Road so far tvd: life after death место где сбываются мечты
03.08 UNDERDOG: мастера проекта порадовали своих участников новым дизайном и другими обновлениями, узнать о которых больше можно тут.

01.08 Underworld. Bellum Frigidum исполнился целый месяц. По этому случаю на ролевой изменился дизайн, а также открылся упрощенный прием для всех, о котором вы можете узнать здесь. Спешите, акция продлится всего 2 недели!

10.07 UNDERDOG, ролевому проекту, с которым мы крепко дружим, несколько дней назад исполнилось 2 месяца. По этому случаю ребята обновили дизайн и подготовили обновления, познакомиться с которыми вы можете сами.
Вверх страницы
Вниз страницы

Sharpen Your Teeth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sharpen Your Teeth » FLASHBACKS » Грезы в ведьмовском доме


Грезы в ведьмовском доме

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Дата и время:
31 октября 2013 года, четверг, 22.30–00.00

Место:
Сгоревший дом, когда-то принадлежавший Хейлам, а теперь находящийся в ведении штата.

Действующие лица:
Морриган Дюкейн, Клэри Сэндин, Дерек Хейл, Эрика Рейес, Айзек Лэйхи, Саманта Сигел

Завязка:
Все дороги ведут… в дом Хейлов. Что-то странное происходит в старом доме, когда-то принадлежавшем семье Хейл, и они выяснят что…

0

2

Если ты в безопасности, ты не учишься. [ц.]

Говорят, что прошлое, должно оставаться в прошлом. Говорят…, что ему не нужно давать шансов. Но прошлое и будущее иногда неплохо сочетаются, только не в самых радужных историях.
Дерек Хейл стоял напротив своего старого дома, примерно в метрах десяти, и внимательно изучал его, но все не спешил заходить во внутрь. И хоть на улице парило, от здания веяло каким-то неописуемым холодом, пробирающим до костей. Хейл прищурился, будто заметил что-то не ладное, но даже не шелохнулся. Лунный свет, падающий на крышу, создавал какую-то иллюзию покоя, которая был сродни могильной. А еще каких-то 6-10 лет назад все было иначе - Дерек находился по ту сторону стен, в безопасности, в доме полном жизни. И даже после такого количества времени,  ему было тяжело расстаться со своим прошлым. Он был сентиментален, поэтому и поселился в этом сарае по приезду. Иначе эту развалину назвать нельзя, но здесь было спокойно, тихо и безлюдно, точнее так стало, после того, как Хейл вернулся и стал с заядлым рвением отлавливать хулиганье, ошивавшееся неподалеку, и тут было безопасно. Эти горы мусора, досок, грязи и пыли не таили в себе ничего зловещего и опасного, лишь кроме возможности того, что на вас обрушится потолок. Как бы там ни было, но он убрался из этого дома, как только недостатки перевалили за преимущества. Прошлое больше не принадлежало ему, и это вполне устраивало Хейла. Однако, он стоял здесь, словно ждал приглашения, но для чего?
Не имея, ни малейшего желания ввязывать в очередной всплеск сумасшествия в этом на первый взгляд сером городке, Дереку пришлось оградиться от всего и от всех, кроме своей стаи. Но новости разносятся не хуже гриппа, поэтому, когда Хейл услышал об убийствах, любопытство взяло верх. Он имеет вредную привычку доводить все до конца, поэтому Эрике и Айзеку пришлось несладко, занимаясь основным расследованием их общих догадок. И когда все это привело его снова к фамильному гнезду Хейлов, в душе случился новый переворот, вернувший к жизни воспоминания, которые он ранее счел упокоенными и забытыми.
Хейл приходит к дому за сегодня уже не в первый раз, все так же наблюдает и бездействует, будто сравнивает его состояние, пытаясь вычислить что-то неладное или кого-то. Вот только сейчас, он ждет не знак от дома, а свою стаю, чтобы наконец, обследовать все изнутри, не упуская ни малейшей детали. Он отправил сообщение минут 20-30 назад, но все не слышал их приближения.
А сегодня Хэллоуин, - вдруг подумал Дерек, наблюдая за тем, как тени скачут по крыше, его лицо приобрело заговорческую гримасу.
- Только не вздумай со мной шутить, - оскалившись, произнес он, по-прежнему направляя свой взгляд куда-то в темноту. И то ли он говорил это дому, то ли услышал кого-то поблизости, но его тело напряглось, готовое дать отпор в любой момент.
Неужто Дерек Хейл не любит Хэллоуин, неужто боится призраков или, может, его страшит облик, который они могут принять?

Отредактировано Derek Hale (2013-06-21 01:10:30)

+10

3

…в следующую секунду порыв холодного воздуха задул огоньки десятка свечей, расставленных по кругу перед укрытыми белыми простынями зеркалами. Прозрачная дымка, клубившаяся в центре круга, шевельнулась, тонкие черные нити зашевелились в ней, подобно щупальцам.
– Когда я велю, – далекий холодный голос раздавался прямо в головах девушек, – сбросьте с зеркал покрывала и приступайте.
Оно точно знало, когда им следует начать. За сотни лет в пустоте за пределами реального мира Оно утратило понятие времени, но сейчас Оно чувствовало приближение часа открытия врат. Оно ждало этого часа с того момента, как побежденное, но не уничтоженное, было выброшено из этой реальности в пустоту.
– Зажгите свечи, принесите книгу, а ты, Морриган, выпей эликсир, – велел голос обеим, но окончание фразы расслышала лишь Морриган. Та, в чьих жилах текла испорченная проклятием кровь темных магов, та, которую он избрал своим сосудом. – В полночь я превращу вашу жизнь в сказку и брошу этот мир к вашим ногам.
«К ногам одной из вас. К своим собственным».

+4

4

внешний вид

внешний вид: черная кожаная куртка, застегнутая до середины груди, чтобы скрыть порезанную серую футболку, изрядно помятую и запачканную землей; черные джинсы и кроссовки.

Его трясло. Несмотря на то, что солнце давно скрылось за горизонтом, а небо затянулось плотными темными ливневыми облаками, жара и не думала спадать. Айзек несся по лесу так быстро, как только мог. Футболка была мокрой от пота, а его трясло от пережитого, как от холода. Кровяное пятно, стремительно растущее на одежде Бри, разорванная человеческая плоть, нелепая схватка с альфами – слишком много впечатлений для одного вечера. Если бы не звонок Дерека и не те обязательства, которые были перед ним у Айзека, он отключился бы еще на поляне. Лэйхи был оборотнем, исцелялся быстрее обычных людей, но то, что он все еще мог бежать, удивляло даже его самого. Вряд ли он смог бы, если бы не адреналин. Неприятное гудение в ушах, начавшееся после выстрела, все не смолкало. Айзек бежал сквозь многовековой наполненный жизнью лес, но не чувствовал его запахов. Школьник чуял зловоние вываливающихся из распоротых животов кишок и манящий аромат человеческой крови, льющейся из разорванных артерий, а стоило ему моргнуть, перед глазами тут же вставала яркая картинка – залитая кровью опушка леса с разбросанными на ней мертвыми телами (создавалось ощущение, что она навсегда отпечаталась на внутренней стороне его век) – и он сразу же начинал задыхаться. Ему приходилось заставлять себя дышать: сейчас вдох, потом пауза, потом выдох, и снова вдох, пауза, выдох, вдох–пауза-выдох – снова, и снова, и снова. Каждый вдох отдавался резкой болью в левом боку. Айзек догадывался, что у него сломано ребро, может даже несколько, но старался не обращать на это внимания. Кости должны были скоро срастись, а боль, эту боль, он мог перетерпеть. Айзек не мог прекратить думать об Эбигейл, Бриане и Глории, о том, правильно ли он поступил, оставив их с Дольфом и Ральфом, после того как последний убил на глазах девушек четырех их одноклассников. Мысли о Ральфе причиняли ему настоящую боль.
«Убил четырех человек», – думал оборотень, отказываясь признаться самому себе, что до появления альфы он собирался поступить точно так же.
До того как стать оборотнем, Айзек любил ночь. Темнота его пугала, но ночь была его любимым временем суток, временем, когда он мог быть собой, не опасаясь обид и насмешек. Он всегда сам вызывался работать в ночную смену, потому что такая ночная работа избавляла его от необходимости спать и видеть кошмары, преследовавшие его почти все время с тех пор, как Ричард перестал быть тренером пловцов и превратился в монстра. Но мучившие его сны казались добрыми детскими сказками по сравнению с тем, что он видел сегодня наяву.
Бывший дом Хейлов, сгоревших в пожаре, находился примерно в двенадцати милях от парка. В обычное время Айзеку потребовалось бы несколько часов, чтобы преодолеть это расстояние, но благодаря разлитому по телу адреналину и способностям оборотня он  уложился в каких-то полчаса.
«Но Дерек все равно будет недоволен. Он никогда не бывает доволен».

Темный мужской силуэт отчетливо (мы ведь говорим о ночном зрении) выделялся на фоне сгоревшего дома. Айзек остановился на некотором отдалении, позади. Он не пытался скрыть свое присутствие, и Хейл, должно быть, услышал его шаги. 
- Я и не думал, – осторожно отозвался Айзек. Сделав шаг вперед и встав плечом к плечу с Дереком, он с сомнением, но без привычной зажатости, ставшей за семнадцать лет частью его натуры, посмотрел на альфу. - Итак, каков план?

+10

5

Приключения, приключения… Знаете, есть такое негласное правило. Чем дольше ты от них скрываешься, тем более интересным способом они тебя находят. На самом деле, Сэм даже не собиралась заниматься всей этой историей. Но ночью в морге чем только не займёшься… После завершения своей прямой работы – занесения данных с электронную базу данных – девушке попались на глаза старые отчёты. Все те на первый взгляд такие стандартные… Только не для такого городка, как Бикэн Хиллс, по крайней мере насколько об этом могла судить Сигел. С её стилем жизни, это место казалось таким обыденным. А такое было как минимум интересно.
В результате вытягивания информации отовсюду, откуда только казалось возможным (а на это понадобилось довольно много терпения и нервов, если учесть тот факт, что девушке пришлось общаться с людьми, которых она хотела бы избежать в своём окружении), сложилась интересная картинка.
  - Мдаааа, чем только не займёшься от скуки, - немного недовольно пробурчала дамочка себе под нос. Это была одна из тех ночей, когда она начинала в какой-то степени презирать себя за собственный характер. Все веселятся, а она… А она тащится в ночь на Хэллоуин по тёмному парку пешком. Да ещё и в такую прекраснейшую погоду. Духота давила на голову, противно замедляла мысли которые, впрочем, состояли по большей своей части из поисков логического объяснения этой ночной вылазке.
  Решение выбраться из дома пришло внезапно. А почему бы и нет? Нет, ну а самом деле? Ночь, когда должны оживать кошмары, как нельзя идеально подходит работнице морга для прогулки к какому-то заброшенному дому в глуши, который якобы связывает несколько трупов. Оставалось только под зловещую музыку спуститься куда-нибудь в подвал и можно ужастик снимать, ей богу.
  Даже в детстве Саманта не верила во всякие сказки, которыми пугали родители своих непослушных детей. В душе всегда твёрдо жила уверенность, что весь окружающий мир не имеет в себе ничего паранормального. К сожалению. Всё просто, осязаемо, и зачастую очень противно. Волшебства не бывает, и никогда не придёт волшебная фея, которая поможет с бедами, сделает мир лучше. Давно, когда Сэм это чётко осознала, было немного обидно и страшно. А потом это переросло в её принцип жизни: "За всё отвечаю я. А о том, что мне не подвластно, не нужно беспокоиться". Вот и сейчас она шла со слабым фонариком к дому Хейлов, мысленно спрашивая себя, что она творит. Что она надеялась там найти? Какую-то мистическую причину, нечто, связывающее лежавшие на столах для вскрытия трупы? Явно нет. Её туда тянуло желание попытаться разобраться, в чём же дело. Убедить себя, что ничего особенного в этом доме нет и успокоиться мыслью, что она сделала всё, что смогла.
  Вот, наконец, в поле зрения появился тот самый дом. Ну хоть не заблудилась, и то ладно. Осталось проделать с таким же успехом дорогу обратно. Какого хрена я делаю, а… Сигел воровато огляделась по сторонам, будто опасаясь, что её увидят. Как будто в этой дыре кто-то может быть, угу. Трусиха. Покончим с этим… По пути взглянув на часы – почти половина одиннадцатого – она шагнула внутрь, обшаривая лучом слабенького фонарика окружение. Ну, начнём-с. Через пару часов надо быть на работе. Хотя, если меня тут завалит, я окажусь на работе немного в другом смысле…
  Внутри витала немного пугающая атмосфера. Может её причиной являлся тот факт, что часть окружения постоянно была в темноте. Не в абсолютной, к сожалению. Можно было угадать очертания предметов и дверных проёмов. И как в детстве, со временем начинало казаться, что всё это принимает очертания неведомых монстров.
  Саманта замерла у самого входа, привыкая к освещению и вслушиваясь в тишину. Интуиция требовала немедленно уйти, но девушка сомневалась. Да, ошибки быть не могло, что-то было не так. Девушка осторожно пошла вперед по тихо поскрипывающему полу.

Отредактировано Samantha Sigel (2013-07-02 23:06:28)

+4

6

Два греческих слова полностью изменили жизнь Штефана Ионеску. «Молон лабе», – воззвал он, – приди и возьми. – и в большом зале кинотеатра Бикэн Хиллс разверзся ад. Всего два коротких слова, и жизнь, которая была у румына, кончилась. Сделав то, о чем просил Голос, Штефан предал свое наследие и ступил на новый неизведанный путь, от которого его всегда предостерегали. Тьма манила и звала его, и он послушно шел на ее зов до самого дома Хейлов.

Оно почувствовало, что его поручение исполнено. Оно не испытывало человеческих эмоций, но если бы оно могло, то почувствовало бы радость от осознания того, как близка конечная цель. Оно было в шаге от обладания этим городишкой и всем планетой. При мысли об этом его бесплотное бесформенное тело затрепетало.
Оно собиралось отдать очередную команду двум своим слугам, когда почувствовало чье-то присутствие. Человеческое сознание. Первым желанием Твари было желание отдать ведьмам приказ убить незваного гостя, Оно не могло допустить, чтобы что-то или кто-то помешал ему, теперь, на завершающем этапе, но потом, изучив мозг человека (Саманта могла ощутить проникновение в свое сознание в форме необъяснимого и неконтролируемого страха, возникшего внезапно и также внезапно исчезнувшего), понял, что разумнее будет оставить эту особь. Она была связана с миром мертвых и могла оказаться полезной. Оно впитало ужас и боль многих посетителей парка, сейчас Оно без труда могло свести человеческую особь с ума, послав ей видения, намного более страшные, чем те, которые могло нарисовать ее воображение, но оно не стало. Штефан был уже близко. Его разум горел, словно маяк в ночи.
- Займись нашей гостьей, но не убивай, – повелело Оно, и лишь затем обратило внимание на ведьм. - Штефан уже тут, – обратилось Оно сразу к обеим, - спускайтесь и проследите, чтобы он не убил девчонку.

Опьяненное переполнявшими его силами, – давно оно не ощущало ничего подобного – берущими начало из чужих страданий, Оно не почувствовало приближения двух оборотней. Их чувства: страх, растерянность, боль, сливались с теми, из которых он черпал силу.
Между тем, к Айзеку и Дереку присоединились остальные члены их небольшой стаи. Бойд, сопровождавший Эрику, коротко кивнул Айзеку и молча уставился на Дерека в ожидании его команды.

В это время Штефан Ионеску проскользнул в дом. Он прошел по остаткам того, что когда-то было кухонной дверью, и, пройдя до конца длинный коридор, освещаемый лишь слабым светом полумесяца, выступил из тени прямо перед Самантой. Он мог послать вместо себя фантома, Оно научило его этому, но вместо этого румын вышел сам и, вежливо поклонившись девушке, спросил у нее:
- Что ты делаешь здесь?

+3

7

Холод все больше распространялся по телу, не имея ни малейшего отношения к погоде. Дерек слегка ссутулился, забыв про армейскую выправку, которая всегда свидетельствовала об уверенности и решительности, его все больше стали посещать тревожные мысли связанные с домом. Он не имел права оставаться в стороне, но не мог противостоять на равных чему-то неизвестному. Хейл рыкнул на Айзека, когда услышал его шаги позади. Зря, - мелькнуло в голове, он всегда старался быть справедливым и терпеливым к нему, держа свои эмоции под контролем, но эта обволакивавшая темнота сводила с ума, заставляя каждую клеточку тела вздрагивать от малейшего шороха. Ему никогда не приходилось испытывать подобных чувств, он был слишком уверен в своих силах, чтобы страдать паранойей, хотя не однократно слышал от других, что ему не помешало бы стать менее подозрительным. Это все чушь, - думал он, уверенный в том, что простая осмотрительность еще никому не причинила вреда. Но именно сейчас он казался себе чертовым параноиком, не способным разобрать в своих ощущениях. Хейл наверняка знал только одно – ему нужно зайти в этот дом, в эту развалину, не представляющую снаружи никакой опасности, но как и все самое безобидное, скрывавшее в себе несчетное количество тайн.
Его взор устремился на Айзека, все так же не подвижно стоявшего рядом. Хейл хотел было что-то сказать ему, но не успел он открыть рот, как будто из не откуда появились Бойд и Эрика, он даже не слышал их приближения, поэтому недовольно поджал губы.
- Мы зайдем во внутрь. Это весь план, - холодно ответил он на вопрос Лэйхи, обращаясь ко всем. Строить обдуманные многошаговые планы не его стиль, Дерек был ярким примером высказывания: «сила есть - ума не надо».  И часто это действительно играло ему на руку, но попадись соперник посообразительнее, он бы позорно зализывал раны в своей конуре.
Мужчина уверенно стал шагать к дому, приближаясь к тому, чего даже не мог вообразить. Двери, едва державшиеся на петлях, недовольно скрипнули – дом приветствовал своего хозяина. Хейл решительно переступил порог.
- Внимательно смотрите себе под ноги, - он обернулся, предупреждающе посмотрел на Айзека, - провалившиеся в подвал, будут выбираться сами.
Трухлявые половицы прогнулись под его весом, но оказались еще достаточно прочными, чтобы выдержать мужчину. Он не стал задерживаться у двери и осторожно продвинулся в глубь дома, прислушиваясь к посторонним звукам.
- Разделяемся. Эрика, Бойд, вы осмотрите все тут, в холле, а мы с Айзеком, подымемся на второй этаж, а точнее на то, что от него осталось. Я понятия не имею, что мы ищем, но если найдете что-то интересное, не стесняйтесь сообщить, - без тени сомнения он разделил свою группу, полагая, что так они справятся быстрее, но найдут ли что-то?
Оборотень ступил на лестницу ведущую, на второй этаж. Его глаза засветились красным, от напряжения Дерек почти перестал дышать, когда услышал лишнее сердцебиение, но он ошибался - в эту ночь здесь билось далеко не одно беспокойное сердце, которым тут не следовало быть.

Отредактировано Derek Hale (2013-07-06 02:50:24)

+6

8

Хэллоуин — ночь, в которую, по древним легендам, мир людей и сверхъестественных существ становился одним. Ночь, когда люди одевали костюмы и маски, чтобы слиться с толпой темных тварей, сойти за одного из них и избежать страшной участи. Бесспорно, лучшее время для того, чтобы отправится исследовать старые развалины некогда сгоревшего дома Хейлов, с которыми связано вот уже три подозрительных несчастных случая. Лучшего времени Дерек найти не мог.
Флор получила сообщение, как и все остальные, но не спешила бежать на зов. Она давно старалась держаться подальше от мест, от которых за версту разит опасностью для жизни. И все же ее терзали смутные сомнения. Леннар ничего толком не знала о том, что там происходит, а происходило там, вероятно, нечто странное и пугающее. Еще более пугающее от того, что непонятное и неизвестное. Люди всегда больше всего боятся неизвестности и того, чего не могут объяснить. Француженке нужна была информация, а информацию лучше всего получать из первоисточника, а не через третьи руки. Когда Дерек вернется, он ей все расскажет, если она попросит, но могут быть важные детали, на которые он или не обратит внимание, или просто сочтет их ничего не стоящими. Это, определенно, не стоит того, чтобы туда соваться. Любопытство — страшная вещь, оно толкает на необдуманные поступки. Ей нужно знать, а лучший способ узнать — увидеть собственными глазами. Так что в конечном итоге Флор уезжает в сторону старого дома.
Машину она оставляет далеко, так, чтобы из дома ее не было видно и остаток пути проходит пешком. Останавливается в нескольких десятках метров и смотрит. На половину сгоревший дом выглядит так же, как раньше. После пожара она еще приходила сюда пару раз, когда ей хотелось вспомнить, но тогда эти развалины ее совсем не пугали. Сейчас страхом здесь дышало все в радиусе тридцати метров, страх просачивался под одежду, под кожу, достигая самого сердца, сжимаясь вокруг него стальными оковами. На улице душно, жарко, а от дома веет каким-то почти замогильным холодом. Так не должно быть. Флор уверенно преодолевает последние несколько метров, отделяющие ее от старого дома Хейлов и переступает порог. Ступает аккуратно, памятуя о том, что доски могли прогнить за такое количество времени, и боясь, провалиться прямиком в подвал. Стаю она находит сразу: Дерек стоит на лестнице, Айзек неподалеку, Эрика и Бойд, судя по звукам, где-то совсем рядом.
- Надеюсь, я не пропустила ничего интересного.  - улыбается, подходя ближе к Хейлу, останавливаясь совсем рядом. Девушка прислушивается к сердцебиению и начинает считать про себя. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь... И останавливается. Больше считать даже не нужно, и так ясно, что в доме больше человек, чем должно быть. В этом она не видит ничего удивительного, подростки любят по ночам влазить в старые, давно заброшенные, таинственные дома. В их возрасте придумывать истории про призраков и ходить проверять их правдивость — это весело. Но что-то заставило ее насторожится. Шестое чувство или, быть может, интуиция — называйте как пожелаете, смысл от этого не изменится. Она нутром чуяла, что они попали прямиком в эпицентр каких-то событий и ей это ужасно не нравилось, но пути назад уже не было. Они зашли слишком далеко, подошли слишком близко к правде, чтобы сейчас просто взять и повернуть обратно.
- Мне это совсем не нравится. - поделилась своими ощущениями Флор, всматриваясь в темноту. Что могло ждать их там?

+4

9

С каждым шагом становилось всё страшнее. Как будто сам дом представлял из себя угрозу. И самым жутким казался тот факт, что ничего особенного в доме и не было. Совершенно. Всё так обычно, просто, объяснило. И, тем не менее, как-то неестественно.
Ну да, ну да. Ночевать с трупами мы не боимся, а гулять по ночам – страшно? Я фигею, дорогая редакция. Где меня сделали такую?...  Девушка всячески пыталась настроить себя на более позитивный лад, насколько это вообще возможно. Но это всё никак не удавалось. Страх прочно засел в душе, пуская свои ледяные корни в сердце. Каждый собственный шаг казался слишком громким для такой атмосферы, а луч света от фонарика слишком тусклым. Будто темнота вот-вот задушит собой этот проблеск и Саманта навсегда останется в этой темноте, окруженная непонятными силуэтами.
В конце концов, её терпение лопнуло и девушка, тихо проклиная себя-любимую за эту идиотскую затею, двинулась обратно. Ну а что ещё оставалось делать? В доме действительно не было ничего, что можно было бы ожидать. Хотелось увидеть хоть что-нибудь. Странные символы на стенах, следы чьего-то присутствия… А внутри оказалась только темнота и страх. Этот страх, будто живой, вытаскивал из подсознания страхи, заставлял вздрагивать от каждого шороха. Сдавшись, Сигел решила покинуть как можно быстрее это место. И забыть, забыть как можно скорее. И просто спокойно жить дальше.
Но в её мысли о спокойной жизни бессовестно вторглись. Сначала это был просто очередной шорох, заставивший девушку напрячься и остановиться. А буквально через несколько мгновений появилась и его причина: на освещенный участок выступил живой человек, которого Сэм напугалась, пожалуй, сильней, чем могла бы испугаться при виде самого жуткого из всех виденных ей мертвецов.
Вздрогнув, она невольно отошла на шаг назад и рефлекторно направила луч фонаря на незнакомца, вышедшего из темноты коридора с фразой «Что ты делаешь здесь?». 
- Да твою ж… Кхм… Вдох-выдох. Успокоиться. Всего лишь человек. "Ну конееееечно. Ещё бы тут никого не было, да в хэллойуинскую ночь! Идеальное местечко для игр детишек. Фу. Ну, я всё равно не ожидала увидеть тут розовых слонят, танцующих стриптиз".
- Ты ещё кто, блять, такой? – не церемонясь и не отвечая на заданный вопрос спросила Саманта, ткнув в незнакомца пальцем. 

офф

знаю, мало и не супер. втянусь в игру и будет лучше.

+3

10

Сколько времени прошло с того момента как Скотт и Дерек были чуть ли не врагами, один пытался достать другого. Тогда Скотт говорил, что никогда не будет состоять в стае Дерека. С тех пор многое изменилось. Они нашли общий язык, даже стали одной командой. После чего МакКол все-таки стал частью его стаи, как Хейл того и хотел. Если задуматься, то он уже давно был частью стаи, просто не хотел этого признавать. Они всегда были вместе, рядом, готовые помочь друг другу, если потребуется. Вот и сейчас он шел по улице, не торопясь, ничем не отличаясь от людей, которые проходили мимо. Он должен был быть через час в старом доме Хейлов, а зная, что он может туда попасть за достаточно короткое время, МакКол не особо торопился.
Сегодня ночь Хэллоуина, парень относился к этому нейтрально. Никаких костюмов, никаких подколов в сторону друзей, ничего такого пугающего. Хотя бывало, что жутко хотелось как-нибудь подколоть Стайлза, возможно даже напугать. Это порой бывало забавно. Иногда все еще хотелось подурачиться, что бы почувствовать себя как раньше. Никому не нужным, не известным. Когда существовали только они вдвоем, лучшие друзья, которые почти не расставались. Его не пугали люди в костюмах, фантазии, однако у них не отнимать, чего только не увидишь, просто пройдя пешком пару кварталов. На улице уже давно стемнело и тени падающие от домов, людей и прочих предметов, что окружали его, становились немного устрашающими. Нельзя просто спокойно идти дальше, не думая о всяких страшных до жути вещах. Таких как стая альф в городе, например, кто знает, может один из них поджидает за углом, с желанием вспороть тебе живот и вытащить все внутренности. Такая перспектива совсем не радовала, только сильнее угнетала и заставляла глубже провалиться в свои мысли и страхи, которые, как и у любого нормального подростка, все-таки имелись. У этого парня всегда было полно вопросов, на которые как никому ему хотелось знать ответы. Но мы не всегда получаем то, что хотим, поэтому оставалось лишь довольствоваться тем, что у них было и не возмущаться. Скотт даже не заметил, как приблизился к лесу и осмотрелся по сторонам. Вокруг стало наконец-то менее людно, можно было посчитать по пальцам тех, кто тут был. В основном это подростки, которые жаждали острых ощущений и которые потом никак не успокоятся, пока что-то не случиться. В прочем, это он знал наверняка, ибо он относился к тому же разряду подростков. Ни к чему хорошему, в конечном счете, это не привело, порой он даже жалел. Находила некая тоска по прошлой жизни, хоть и эта тоже была не так уж и плоха, просто она приносила массу неприятностей и боли.
Он уже шел по лесу, обходя деревья, но его скорость заметно увеличилась, и в конечном итоге он уже несся со всех ног к дому, потому что чувствовал, что будет последним, кто зайдет в дом. Скотт остановился лишь в паре метров от дома, пару раз глубоко вздохнув. За все время, что он бежал по лесу, в его голове наконец-то не было ни единой мысли, он просто расслабился и выбросил все из головы. Как раз в этот момент Дерек и остальные вошли в дом и парень, ухмыльнувшись, зашел внутрь за Бойдом с Эрикой. Признаться, внутри было довольно жутковато, но он лишь посмотрел по сторонам, привыкая к этой немного напряженной обстановке. На минуту ему даже показалось, что его никто не заметил, но не придавал этому никакого значения. В этот момент в дом зашла девушка - Флор - он не был с ней хорошо знаком, поэтому долго и внимательно рассматривал ее. Сейчас было не время задавать лишние вопросы, он лишь молча наблюдал за ней, пока все стояли на одном месте.
Дерек толкнул свою речь вожака, после чего Эрика с Бойдом остались в холле, а Дерек и Айзек пошли в сторону лестницы на второй этаж.Он лишь молча последовав за Айзеком, который шел за Дереком. Полы на втором этаже противно поскрипывали, складывалось ощущение, что вот-вот они провалятся и все дружно полетят вниз. Он внимательно смотрел под ноги, прежде чем идти вперед, не хотелось облажаться первым.
- А что, если мы ничего здесь не найдем? - ведь наверняка именно так и будет, кто вообще сказал, что они найду что-то, что им нужно. Когда они даже не знают, что искать. Скотт остановился взглядом на самом темном углу, внимательно всматриваясь в предметы, с трудом разбирая что это такое.

Свернутый текст

прошу прощения за ЭТО, но я должен был наконец хоть что-то написать хд не бейте)

Отредактировано Scott McCall (2013-07-12 18:47:01)

+4

11

«Блять». Узкий луч карманного фонарика разрезал тьму, но грубость резанула Штефана сильнее, чем слепящий свет. Колдун смутился или сделал вид, что смутился и, не обращая внимания на злющий тон девчонки, произнес со всей возможной доброжелательностью:
– Стефан. – Он отступил на шаг, ни то в знак своих честных намерений, ни то, чтобы избежать чужого прикосновения. Штефан их с детства не выносил. – А ты?
Ионеску мог бы еще долго заигрывать с несчастной, если бы не короткий, но вполне ясный приказ Существа («Мерлина, – тут же поправился Штефан, – Мерлина»):
– Заканчивай.
«Слушаюсь и повинуюсь», – ответил колдун и, сделав своему повелителю мысленный реверанс, посмотрел на девушку.
– Прости, – попросил он ее, концентрируясь на своем желании, а потом направил ей в голову созданный магический заряд. – Спи, – вслух произнес Штефан, хотя в этом не было необходимости – он вложил свою волю в магию. Осторожно подхватив тело девушки, колдун обратился к Мерлину: «Что дальше? Мне тащить ее наверх?». Клэри, наблюдавшая за представлением со второго этажа, ответила вместо хозяина:
– Да, и поторопись. Он говорит, что идут еще гости.
Она неприятно рассмеялась, а Штефан поймал себя на мысли, что, несмотря на то, что он уже совершил и еще наверняка совершит немало темных дел, у него мурашки от этой девки. Она использовала магию так давно и бездумно, что она почти разрушила ее психику, превратив семнадцатилетнюю девчонку в монстра, рядом с которым любой убийца-психопат из числа людей показался бы вполне вменяемым.
Ионеску не стал с ней спорить. Подхватив тело девушки под мышки, Штефан дотащил его до лестницы и потом поволок на второй этаж. Клэри даже не пыталась помочь.
– В дальнюю комнату, – скомандовала она, когда Штефан с телом Саманты в руках достиг наконец площадки второго этажа, и Штефан повиновался. В дальней комнате, почти не тронутой пожаром, не было ничего кроме скрипучей кровати с тонким матрасом и прислоненного к стене трехногого стула. Колдун без лишних церемоний бросил тело девушки на кровать и вышел в коридор. Он намеревался отправиться к Морриган и Мерлину, туда, где должен был произойти обряд, но вынимающий душу голос Клэри остановил его.
– Это еще не все.

Всего их было шестеро. Шестеро оборотней, способных расслышать бьющееся сердце с расстояния в несколько десятков ярдов, способных переломить позвоночник одним ударом, способных убить кого угодно, даже колдуна. Единственным выходом было напасть на них неожиданно и выжечь огнем их жизни.
– Нет, – остановил Штефана Мерлин, – они напоят меня силой, как и остальные.

Они дали им разделиться, на всякий случай, а потом ударили одновременно сложными заклинаниями, которым их обучил Мерлин. Оборотни даже не должны были ничего почувствовать. Их тела просто попадали, а их разумы оказались заключены в ловушку в иномирье, там, где Тварь и ее адепты чувствовали себя лучше всего.
– Страйк, – усмехнулась Кларисса, – позволь я выберу, а ты возьмешь оставшихся.
Штефан кивнул. Ему было все равно, кого терзать, он не получал от этого удовольствия, в отличие от нее.
– Эти – этих я хорошо знаю, и еще, пожалуй, та твоя подружка. А эти твои. – Девушка пнула ножкой в белой босоножкой одного из оборотней. Кажется, он был их альфой.
Штефан мельком подумал, что, не будь они заколдованы, этот фокус стоил бы ей ноги. Хотел бы он посмотреть, как альфа ей ее оторвет.
– Не торопись, я хочу насладиться их мучениями, – протянула Кларисса. Ее желания полностью совпадали с желаниями хозяина.

Огонь – один из немногих действенных способов убить оборотня. Ступеньки под ногами Айзека загорелись, а после та, на которой он стоял, проломилась прямо в огненную бездну. Все это происходило на глазах у Эрики и Бойда, пойманных в огненную ловушку. Они видели, как падал, громко крича, Айзек, а спустя несколько секунд, потолок, также охваченный огнем, стал рушиться. Бойд попытался прикрыть Эрику своим телом, но вряд ли это могло бы ее спасти, если бы огонь и дом не были сном.
Они проснулись почти одновременно. Во дворе собственной школы, где, если верить растяжкам и плакатам проходил «Киномарафон “Высший класс”». Было темно. На большом экране впереди мелькали черно-белые изображения. Должно быть, они заснули во время просмотра кино.
На траву рядом с тремя оборотнями присела Бри с четырьмя стаканчиками в охапке.
– Так и будете сидеть? Может, поможете? – девушка указала глазами на стаканчики, потом озадаченно посмотрела на оборотней: – Все в порядке? Выглядите вы неважно.
В голосе Бэтли звучала искренняя обеспокоенность. Она внимательно смотрела на ребят, ожидая их ответа, но потом, внезапно, отвернулась и помахала кому-то рукой.
– Хэй, Сэм, иди к нам!

Штефан решил не изощряться. Он просто поставил альфу перед выбором, кого из своей стаи он желает спасти. Они стояли посреди тихого кладбища с покосившимися надгробиями и разрытыми могилами. Дерек – по центру, Штефан – в опасной близости перед ним, а Скотт и Флор – слева и справа, в окружении мертвецов, разинувших пасти с длинными острыми зубами.
– Они разорвут их по одному моему щелчку, – предупредил колдун, видя, что оборотень готов броситься на него, – но убивать их сейчас было бы слишком скучно. Я разрешаю тебе спасти… одного из них. Кого? Решать тебе…

Дополнительно

Итак, в настоящий момент игроки поделены на две группы:
В первой группе находятся: Айзек, Эрика, Саманта и Бойд, за которого будет, по мере необходимости, отписываться мастер. Отписываются они в такой очередности и не ждут вторую группу.
Во второй группе находятся, соответственно: Дерек, Флор и Скотт. Эта группа отписывается независимо от предыдущей и не ждет ее. Очередность такая, как была перечислена.
Со всеми вопросами, уточнениями и предложениями обращайтесь в тему обсуждения сюжета.

+5

12

Принимая решение, часто оказываешься перед дилеммой, хотя, как правило, эти дилеммы редко носят столь роковой характер, как в экстремальной ситуации, когда речь идет о жизни и смерти. [ц.]

Все произошло, в какие-то считанные секунды. Вот он стоит на лестнице, слышит, как к ним присоединился Скотт, потом голос Флор четко и ясно разрывает тишину, заставляя обратить на себя внимание, а потом ничего, затянувшееся как будто навечно. Кадры сменились слишком быстро, Дерек  не сразу понимает, где оказался и самое главное как. Его разум противится, отказываясь соображать так быстро насколько это возможно. Хейл в ужасе, он явно не контролирует ситуацию. Обезумевшие глаза осматривают все вокруг, пытаясь найти ответ. Он посреди кладбища и хоть бы намек на старую лачугу Хейлов. Ничего. То ли он спал до этого, то ли спит сейчас. Напротив него незнакомец, чью наглую рожу он прежде никогда не видел, а по бокам Флор и Скотт, в окружении… мертвецов. Да, это определенно были мертвецы, что- что, а живых от мертвых он пока был в состоянии отличить. Он принял боевую стойку, выпустил клыки и когти, его глаза опасно загорелись, а рык, вырвавшийся из глотки, заставил бы многих лишиться чувств, но не того чье лицо Дерек никогда не видел. Смотря на всю эту картину, Хейл невольно ловил себя на мысли, что случись что-нибудь с его стаей, он никогда бы себе не простил. И тут будто читая его мысли, незнакомец разрешает сделать выбор в пользу кого-то. Разрешает, ему Дереку Хейлу - альфе способному вырвать сердце быстрее, чем оно сделает еще один удар. Свирепый, он еле сдерживается, чтобы не вцепиться в глотку наглецу.
- Ты кто еще такой, чтобы мне указывать?! – он рычит, практически забывая человеческую речь. Выбор, что еще за сумасшествие? Как он может выбрать кого-то одного, когда однажды уже избрал обоих? Его обреченный взгляд скользит сначала по Скотту, а потом падает на Флор. Девушка ему дорога не меньше мальчонки, которому Дерек был обязан слишком многих, хотя бы своей жизнью. Жизнь за жизнь? Было бы справедливо, но не для Леннар. Правильным решением будет не идти на поводу, не стоять и анализировать кто ему больше необходим. Бесценна только одна жизнь, а чья он никогда не скажет.
Один щелчок пальцев значит? – он хитро скалится, демонстрируя весь набор зубов. Кажется, Дерек не осознал, в какую передрягу попал, обычно это приходит позже, когда оборотень ощущает всю силу противника на себе.
Он альфа, жизнь членов стаи должна быть превыше его собственной. Он не имеет права выбирать, он может только лечь костьми сам.
Скалится, делает рывок, но краем глаза замечает, как острые зубы мертвецов приближаются к лицам его друзей. Глупец. Он не успеет, как бы не старался. Этот выбор изменит его навсегда. Время платить по счетам. Ощущая разницу между долгом и чувством, откинув все мысли, Дерек едва слышно произносит, - Скотт.

Отредактировано Derek Hale (2013-07-15 20:51:32)

+5

13

Картинка меняется настолько быстро, что она не успевает заметить момент перехода из одного в другое. Если этот момент вообще был. Вот Флор стоит на прогнивших досках пола старого дома Хейлов, а вот она стоит на рыхлой земле кладбища, повсюду могилы, неподалеку от нее Скотт, о котором девушка была наслышана, а вокруг полчища живых мертвецов. Тот парень, что говорит с Дереком, вероятнее всего, колдун. А где колдун, там еще колдуны и ведьмы, они, подобно оборотням, тоже предпочитают сбиваться в группы, потому что вместе они сильнее. Леннар более, чем уверена, что физически все они все еще в доме, лежат где кто упал, а это место не настолько реально, насколько хочет казаться. Оно где-то за гранью реальности или в другой плоскости реальности, но физически они все равно все еще в стенах дома Хейлов. Ей одно сложно понять — почему они все еще живы? Колдуны и ведьмы, наверняка, не с проста в доме, они что-то задумали, а оборотни им бы только помешали. У них был эффект неожиданности и, наверняка, были смертельные заклинания, так почему же они не воспользовались ими? Могли бы просто убить, но вместо этого устроили странное представление.
Флор чувствовала себя главной героиней какого-то второсортного фильма ужасов. Светловолосая не боялась зомби, живые люди ей были куда страшнее, чем мертвые. Сначала яркая вспышка недоумения прошила мозг, но ей быстро удалось взять себя в руки. Она помнила, что в подобных ситуациях самое последнее — это предаватся панике и страху. Нужно сохранять сознание не затуманенным, только тогда есть шанс найти выход. Мы для чего-то им нужны. Понять бы только для чего именно.  Француженку было не обмануть этим «слишком скучно», слетевшим с губ незнакомца. Сколько их здесь и кто ими управляет? Везде есть тот, кто приказывает и те, кто подчиняется. И ей нужно было знать кому подчиняются эти люди, но об этом можно было подумать и позже, сейчас ей стоило беспокоится о мертвецах, кольцо которых смыкалось все плотнее вокруг нее. Леннар напряглась всем телом, радужка ее глаз окрасилась ярко-желтым цветом, место коротких ухоженных ногтей заменили острые когти, а во рту полезли клыки. Она всматривалась в мертвые, ничего не выражающие, лица вокруг. У всех были острые длинные зубы, слишком длинные и острые для тех, кто умер несколько лет назад. Настоящие ли они, эти мертвецы? Насколько вообще это место настоящее? Может ли это быть общий сон? И действуют ли здесь те же правила, что во сне?
Если умереть во сне, проснешься наяву. Но Флор не была готова проверить это прямо сейчас на собственной шкуре. Ей вообще было тяжело, ее ужасно бесило то, что приходится играть на чужой территории, не зная правил. Вот что бывает, если куда-то сунуться, не разработав более менее сносного, продуманного плана. Блондинка утробно зарычала на одного из наиболее близко подобравшихся к ней зомби.
- Скотт. - улавливает она сквозь мерный гул, который издают мертвецы вокруг, и досадно поджимает губы. Кажется, она переоценила полезность Хейла, но что теперь поделаешь. И такое бывает. Все равно она намерена выбраться от сюда живой. В любом случае.
Леннар вонзает когти в грудь самому ближайшему мертвецу, не столько для того, чтобы защититься, сколько для того, чтобы понять насколько здесь все материально. В глубине души она надеется, что эти мертвецы не материальны, что ее рука просто пройдет сквозь них или что если она умрет здесь, то просто проснется в реальном мире, как это бывает во сне.

+5

14

- Плохой план, – вырвалось у Айзека. Он слишком устал, чтобы контролировать себя и держать рот на замке – или спорить. Сглотнув, Лэйхи бросил еще один неуверенный взгляд на дом, а затем покорно поплелся за Дереком, стараясь не обращать внимания на инстинкты, предостерегавшие его от этого.
Пульсирующая боль в боку все не унималась. Она сводила оборотня с ума, а какого должно было быть Бри, организм которой не мог исцелять себя так же быстро, как его собственный. Осознание вины свинцовым грузом давило на плечи. Айзек был выжат. Он знал, что подвел своих друзей сегодня, подвел ее – это причиняло ему настоящие страдания, а в дальнем уголке сознания ненавистный голос шептал, что ночь еще не закончилась, что он обязательно подведет Дерека и стаю.
- Я не свалюсь, – пробурчал Лэйхи в ответ на реплику Дерека. На самом деле предупреждение пришлось кстати: Айзеку приходилось напрягать все силы, чтобы просто стоять на ногах; он запросто мог свалиться, но признаться в этом означало бы показать собственную слабость, а оборотень не собирался это делать. Умом Айзек понимал, что Дерек обращался ко всем членам стаи, но то, как он при этом посмотрел на него… Айзек разозлился, и это чудесным образом вернуло ему силы и придало уверенности. Чувства обрели обычную остроту, и Лэйхи отчетливо разобрал запахи отсыревшей штукатурки и прогнившего дерева, которые не чувствовал, точнее не замечал, раньше.
После слов Дерека Айзек с величайшей предосторожностью поставил ногу на первую ступень лестницы и замер в нерешительности, словно решая, выдержит ли она его. Дерека выдержала, но он, в отличие от альфы, никогда не был удачлив. Наконец Лэйхи решился. Известковая пыль, годами осыпавшаяся с наполовину обрушившегося потолка прямо на ступеньки, заскрипела под ногами. Айзек закатил глаза.
- Вряд ли мы могли бы… – Когда за его спиной раздался капризный голос с узнаваемыми ленивыми нотками, оборотень замолчал.
«Флора».
Лэйхи вжался в стену, давай ей возможность подняться к Хейлу, а сам приветливо кивнул Скотту, которого не поприветствовал раньше.
Айзек внутренне согласился с замечанием Флоры, хотя и оставил его без ответа. Но на вопрос Скотта все же среагировал.
- Вернемся домой, – ответил он прежде, чем успел подумать.
«Вы вернетесь».
Из всех присутствующих дома не было только у него. Скотт жил вместе с матерью в большом доме (чистая улица с аккуратными обшитыми вагонкой домами; светлые фасады, оконные рамы и двери, выкрашенные белой краской – красота), Бойд и Эрика – у родителей, Флора – в небольшой славно обставленной квартирке, у Дерека была своя квартира – место, куда бы он мог вернуться, и только у Айзека такого места не было. После того, как его признали невиновным в убийстве отца, к нему перешел дом, в котором не осталось ничего, кроме тягостных воспоминаний. Холодный и пустой дом, не пригодный для жизни: электричество и отопление отключили за неуплату, мебель забрали судебные приставы (Айзек был им почти благодарен, ведь, среди всего прочего, они увезли и проклятый морозильник). Лэйхи жил в квартире Дерека, временно, как любил повторять сам Дерек, но не чувствовал себя там, как дома; он был гостем, в лучшем случае, в худшем – нахлебником, и это заставляло его чувствовать себя неуютно. Зачем он вообще вспомнил о доме, о месте, в котором мог бы чувствовать себя в безопасности? Он лишился его задолго до смерти отца – давно пора было смириться с этим.
За размышлениями школьник не заметил, как резко переменилась ситуация в том доме, в котором он находился. Пол под его ногами вспыхнул, и Айзек провалился вниз прежде, чем сумел что-либо понять.
Он очнулся лежащим на траве. На темном небе светили неяркие звезды, а вдали мерцал белым экран, на котором крутили какой-то старый ужастик. Повернув голову, он увидел рядом с собой Эрику, а, приподнявшись на локте, заметил и Бойда.
«Непостижимо!» – Он точно помнил, как прожил два следующих месяца; помнил знакомство с Глорией и ранение Бри. Мог ли он все это выдумать? Айзек собирался спросить Эрику и Бойда, что было последним, что они видели, но тут к ним подошла Бри, невредимая и бодрая, и он, против воли, расслабился. Хэллоуин и кровь, старый дом Хейлов и горящие ступени стали казаться ему сном.
- Давай, – Айзек взял у Бри два бумажных стакана и поставил их на землю рядом с собой. - Все нормально.
Оборотень с сомнением посмотрел на других членов стаи: «Интересно, что видели они перед тем, как проснулись?»
- Сэм? – Айзек повернул голову туда, куда смотрела Бриана. - Саманта?
«А она что тут делает?»

+3

15

Последнее из того, что он видел и помнил, было сначала лицо Айзека, который кивком поприветствовал его, на что Скотт улыбнулся и ответил ему тем же. Потом все тот же темный второй этаж, скрипящие под ногами прогнившие полы, какой-то шорох и тихие голоса. Ответ Айзека на вопрос Скотта. Он сразу же вспомнил о доме, но даже там иногда он не чувствовал себя в безопасности. МакКол был напряжен, но спокоен. Потом все произошло слишком быстро, и он даже не понял, что происходит. Какая-то темнота и он падает, кажется, он даже ударился головой.
Неизвестно сколько времени он был в отключке, или может он просто спал. Но когда парень открыл глаза, то первое, что он увидел, это блеклую траву и ряд могил впереди. От этого зрелища он невольно подскочил на месте, тут же встав на ноги, ошарашено озираясь по сторонам. Такой поворот событий его никак не радовал, скорее даже пугал.  Здесь был Дерек и Флор, которую он только что, не так давно рассматривал и изучал. Дальше его взгляд медленно переместился на мертвецов, которые окружали их, и парень на секунду даже забыл, как дышать. Что здесь вообще происходит? Какой-то незнакомец, угрожающий Дереку и заставляющий его сделать выбор. Но это не правильно, так нельзя.
Скотт внимательно следит за трупами, которые стояли слишком близко к нему, готовые в любой момент накинуться. Он все еще не понимал где они и как ту оказались. Хотелось, что бы все это было сном. Кошмаром. Может он провалился в подвал в доме? Ведь эти чертовы полы и так еле держали их, прогибаясь под весом с каждым его шагом. Их огромные длинные зубы заставили его поморщиться, но он все еще стоял и не двигался с места, не зная, что делать.
МакКол посмотрел на Дерека, он был готов наброситься сию секунду, но не делал этого. Кажется, он думал, неужели он собирался пойти у него на поводу? Кого-то выбрать? Пожертвовать чьей-то жизнью? Этот оскал альфы никого из присутствующих ничуть не напугал. Кажется, у них даже не было шансов. Парень видит, что он собирается что-то сказать и снова перестает дышать, чуть сморщившись, чувствуя, как над ним нависает невидимая туча. Ему становиться тяжело и невыносимо, как будто какой-то камень на душе. И в этот момент он слышит свое имя.
Все вокруг как будто замерло, парень, будто не понимая, что происходит, посмотрел на девушку, которая стояла с другой стороны от Дерека. Это было жестоко, даже для Дерека. Челюсть Скотта медленно стала покрываться твердой щетиной, вскоре волосы покрыли ее полностью, уши вытянулись, а глаза загорелись желтым. Он оскалился. Флор, кажется, поняла, что теперь ей придется что-то делать, что бы выжить бросается на первого мертвеца, который был к ней ближе.
Парень бросил беглый взгляд на Дерека, который пока еще стоял без движений и пока, кажется, не собирался ничего делать. Этот выбор выбил его из колеи и Скотт был ему, безусловно благодарен, это было неожиданностью, что он выбрал его. Но все-таки все это было неправильно и они не могли позволить этому ненормальному убить члена их стаи. Поэтому недолго думая Скотт бросился на помощь девушке. Впиваясь когтями в того, который хотел ее укусить.

+5

16

На лице Штефана мелькнуло удивление – такого выбора он не ожидал. Потом он оскалился, обнажив белые ровнехонькие зубы, и расхохотался.
– Его, серьезно?
Маг в буквальном смысле согнулся пополам от смеха. Справа от него миниатюрная блондинка сражалась за свою жизнь с одной из его иллюзий: одноглазый живой труп, в которого она вонзила свои когти, не обратил на это никакого внимания – что ему, мертвому, сделается? Смердящая сукровица, вытекшая из раны, обожгла молодой бете пальцы не хуже кислоты. Труп, тем временем, схватил девушку за руки своими бледными человеческими руками, а зубами потянулся к ее горлу. Скотт отбросил мертвеца в сторону за секунду до того, как его челюсти сомкнулись на горле Флор. Труп повернул голову почти на сто восемьдесят градусов и посмотрел на парнишку единственным имеющимся у него глазом (он был голубым и на удивление ясным). В это время несколько его «товарищей» бросились на Скотта и Флор. Один впился зубами в правую руку Скотта, еще двое вонзили зубы Флор в плечи. А Штефан все смеялся.
– Вот уморы, – выдохнул он, распрямляясь. А затем подскочил к Дереку, покрыв разделявшее их расстояние одним единственным прыжком. В его правой руке появился длинный кинжал, который он мгновенно вонзил оборотню в живот.
– Так и будешь стоять, пока их убивают? – понизив голос, спросил колдун, наклоняясь к самому уху оборотня, чем опасно приблизил собственную незащищенную шею к его клыкам.
Штефан не был дураком или самоубийцей, но сейчас он действительно хотел, чтобы оборотень убил его или, хотя бы, попытался, ведь тогда начнется самое интересное.
– Ну, нападай. – И он вновь расхохотался.

---
Клэри нравилось притворяться Брианой Бэтли. Этой дистрофичной девчонке, которая почему-то нравилась людям, несмотря на все недостатки ее фигуры и характера, ведьма всегда завидовала и мечтала оказаться в ее месте. Но сейчас она чувствовала, как растет недовольство Мерлина.
«Сейчас-сейчас, – взвилась Кларисса, – не торопите».
– Что это? – дождавшись, когда девушка, от которой пахло смертью, присоединится к остальным, воскликнула ведьма голосом своей соперницы и указала рукой на натянутый перед школой экран, с которого один за другим сходили персонажи демонстрировавшегося фильма, какого-то копеечного ужастика, снятого в середине восьмидесятых на черно-белую пленку. Серая кровь, покрывавшая морду оборотня, стала красной, в горящих ярким пламенем глазах вампира зажглись кровавые отсветы. Монстры: оборотни, вурдалаки и живые мертвецы – бросились в толпу. Кто-то впереди испустил отчаянный вопль. Люди начали в панике разбегаться.
Клэри-Бри вскочила на ноги и растерянно посмотрела на оборотней и Саманту.
– Ребята?

+2

17

Одно слово, одно имя, которое решает все. Выбор, который сдавалось, нельзя было обойти стороной, теперь не имел значения.
МакКолл оказался храбрее и решительнее Дерека, когда рванул к Флор в надежде спасти ее. Этот мальчишка всегда был лучше, его решения не были эгоистичными, а помощь всегда бескорыстна, но чувство справедливости Скотта сейчас могло сыграть не в их пользу. Началась неразбериха, мертвецы в ярости бросались на обоих, незнакомец заливался хохотом, а прозрачная стена, которая будто отделяла альфу от остальных - рухнула. Теперь не было смысла оставаться на месте, сохранять дистанцию в надежде, что его бет не растерзают. Все было настолько реалистичным, что не оставалось не малейшего сомнения – они все погибнут, если не станут сражаться. Когда МакКолл откинул мертвеца, который чуть было, не прокусил Леннар шею, Дерек почувствовал неописуемую благодарность и в тоже время разочарование, которое распространялось по всему его телу, подрывая боевой дух. Ведь, если он не в состоянии защитить свою стаю, то достоин ли называться альфой? Но сейчас было не время для самоанализа, он был нужен им и Хейл сорвался с места, полный ярости и желания разорвать врага на куски. На его пути стал колдун, сокративший расстояние между ними с нечеловеческой скоростью. Оборотень, не ожидавший такой проворности, не успел отреагировать и казавшиеся сначала пустые руки врага, вонзили кинжал ему в живот. Дерек согнулся пополам, зарычав от боли. Острое лезвие прошло так гладко в его плоть, что самого удара он не почувствовал, только нахлынувшая после боль заставила обратить внимание на торчавший в животе кинжал. Он с недоумением уставился на рукоятку, которую сжимала мужская рука. Во рту появился привкус железа, боль ушла, на ее место пришло полное онемение и бесчувственность. Со всей накопившейся в нем яростью, вкладывая немалые усилия, Дерек схватил мужчину за руку, ту самую, что упиралась ему в живот, чувствуя как когти впиваются в кожу колдуна, он вытащил лезвие, разорвав рану еще больше. Уцепившись мертвой хваткой Хейл услышал, как трещат кости в руке врага. Он криво улыбнулся, обнажая окровавленные зубы. В ту же секунду свободной рукой схватил колдуна за плечо и потянул на себя, впиваясь клыками в жилистую шею. Сплюнув кровь собравшуюся во рту, Хейл выпрямился, скрипя зубами, и прикрывая рукой рану, чтобы все внутренности остались на месте резко ударил ногой колдуна в живот, отбрасывая мужчину вперед. Сам же едва удерживая равновесия и пошатываясь, не собирался отступать. Кровь сочившиеся из раны придавала скорости его мыслям и движениям, ведь оборотень прекрасно понимал, что в любой момент может упасть на колени без сил, оставив своих бет осиротевшими.
- Ну, и во что дальше будем играть? – упиваясь собственной кровью, прохрипел Дерек.
Скотт и Флор вели свою войну с мертвецами, которая по мнению альфы была бессмысленна и лишь оттягивала смерть. Лишь оторвав голову их создателю, можно было надеяться на спасение. 

Свернутый текст

http://s1.uploads.ru/i/jVZBs.gif

+5

18

Штефан дернулся было назад, но опоздал – Дерек успел вонзить зубы ему в шею. Колдун, казалось, был шокирован. На его побелевшем лице смертельной маской застыло удивление. Когда оборотень, вырвав клыки из развороченной плоти, откинул его мощным ударом в живот, он даже не попытался защититься. Ударившись о землю, он открыл рот, пытаясь что-то сказать, но смог издать лишь кровавое бульканье. Силы покинули колдуна. Сердце, которое все еще билось, толчками выталкивало кровь из разорванной шеи, и Штефан не мог этому помешать, или не хотел. Он просто лежал на студеной земле безымянного кладбища и смотрел на оборотня с окровавленной пастью.
Затем его тело стало исчезать, вместе с ним исчезали и фантомы. Они стали плавиться и в конце концов пластилиновой массой растеклись вокруг Скотта и Флор. Окружающие декорации повторили судьбу созданных Ионеску живых трупов. Как только колдун перестал поддерживать иллюзию, кладбище исчезло, и оборотни, Дерек, Скотт и Флор, обнаружили себе лежащими на полу дома Хейлов. Дерек и Скотт – на площадке второго этажа, а Флор – на лестнице. Тело Штефана Ионеску лежало у подножия лестницы. Судя по всему, колдун был мертв. Раны, нанесенные ему Дереком в стране кошмаров, оказались очень даже реальными. Раны, причиненные им и его созданиями оборотням, оказались такими же реальными, но в этом не было ничего страшного – они уже начинали затягиваться. Страшно было другое, то, что произошло с Эрикой, Бойдом и Айзеком, лежащими тут же, рядом. Обнаженные тела членов стаи Дерека врастали в пол так, что невозможно было определить, где заканчивались Эрика, Бойд и Айзек и начинался дом. Какую бы магию не использовал против них Штефан, она оказалась действенной и не развеялась после его смерти.
То, что сделали Дерек и его спутники несколько минут назад было неплохо, но настоящая игра только начиналась…

+4

19

Отвратный запах ударил в нос, по пальцам потекла вязкая сукровица, обжигая кожу. Это чем-то было похоже на химический ожог, только еще больнее. Флор отчаянно взвыла, больше от неожиданности, чем от боли. Отвлеклась. И мертвец тут же этим воспользовался, ухватил ее за руку и потянулся острыми зубами к шее. Помощь пришла от туда, от куда она меньше всего ее ожидала, Скотт отбросил существо подальше, буквально оттащил от ее шеи. Следующую, тянущуюся к ней, руку светловолосая ухватила за запястье и просто оторвала с мясом. Подгнившая плоть и не слишком крепкие кости легко поддавались, но едва ли это могло чем-то помочь. Противников было больше, значительно больше, и все они были мертвыми. Второй раз умереть невозможно, боли они не чувствовали, что оборотни могли им сделать?
Двое сомкнули челюсти на ее плечах. Леннар передернула плечами и локтями ударила обоих в грудь, ребра с характерным звуком сломались и завернулись внутрь, мертвецы оторвали зубы от ее кожи и, пошатываясь, отступили. Следующий надвигался на нее, широко открыв рот, девушка, не долго думая, просто разорвала ему пасть. Обе ладони поранила об острые зубы, зато эти зубы больше не могли сомкнуться на ее шее. Француженка старалась держаться так, чтобы краем глаза наблюдать за колдуном и Хейлом. Сейчас у нее не было времени анализировать, но она старалась запомнить то, что видит. Колдун сам провоцировал и совершенно не боялся, играл с Дереком. Впрочем, как и со всеми остальными.
Заметив активность в районе своего правого плеча, девушка резко обернулась и зубы зомби клацнули, схватив воздух. Флор сжала пальцами горло и отбросила его куда подальше. Их не становится меньше. Те, кого она отбрасывала далеко, поднимались и возвращались, кто не мог подняться, полз обратно. Один из самых шустрых вцепился зубами ей в ногу, как надоедливая пиявка. Блондинка рыкнула и хотела его оторвать от своей ноги, но ее отвлек следующий, тянущий узловатые пальцы к шее с явным намерением задушить. А потом все неожиданно прекратилось.
Мертвецы плавились вокруг них, как мороженное в жаркий летний день. В конце концов они бесформенной массой попадали вокруг, окончательно превращаясь в некое подобие желе. А потом и само кладбище начало плавится, растекаться, терять формы и очертания, пока не исчезло совсем.
Флор обнаружила себя лежащей на лестнице старого дома Хейлов и кое как поднялась на ноги. Неподалеку лежало тело колдуна, окровавленное и, совершенно точно, мертвое. Леннар спустилась вниз и с подозрением пнула бездыханное тело колдуна, тело сдачи не дало. Интересно, мне одной кажется, что мы слишком легко отделались? Слишком легко победили колдуна на его же территории. Ее раны уже начинали затягиваться, это радовало, потому что Флор отнюдь не была до конца уверена, что они выиграли битву. Первый раунд, возможно, но не более того.
Услышав звуки, доносящиеся со второго этажа, девушка быстро поднялась по лестнице, где обнаружила Дерека и Скотта. Они выглядели потрепанными, но совершенно точно настоящими и живыми, их раны тоже затягивались. Совсем скоро не останется даже шрамов. С ними все было в порядке, в отличии от Айзека, Эрики и Бойда, которые буквально на глазах врастали в пол. Флор было бросилась к Айзеку, но остановила себя буквально в двух шагах от него и жестом остановила остальных, тоже было бросившихся, чтобы помочь бетам.
- Постойте! А что если мы все еще в иллюзии? И это какая-то ловушка. Может, нас тоже затянет в пол, если мы к ним прикоснемся. - Флор всегда была чрезвычайно осторожной и никогда не бросалась в омут с головой. Но это она. Скотта, наверняка, не проймут такие доводы. Он бросится помогать, даже если это будет опасно для его собственной жизни, в этом она уже успела убедится. А Дерек, вероятнее всего, тоже захочет решить проблему с помощью силы, просто вырвать этих троих из пола.
- Заклинание теряет силу со смертью его наложившего, так? Того колдуна мы убили, все его заклинания должны были потерять силу. Даже если мы выбрались, а Айзек, Эрика и Бойд все еще там и чем дольше там, тем больше врастают в пол, мы не поможем им, если тоже окажемся в ловушке. Нужно найти того, кто заколдовал их. Я насчитала многим больше одного лишнего сердца, бьющегося в доме. Здесь, наверняка, есть еще колдуны или ведьмы. - быстро и четко произнесла Флор, пытаясь донести до парней свою мысль раньше, чем один из них или они оба бросятся помогать и, возможно, угодят прямиком в ловушку.
Леннар развернулась и посмотрела на Дерека. В любом случае, ему решать, как поступить. Он же альфа. И Хейл ни в коем случае не должен подумать, что она ставит под сомнение его положение в стае. И все же хорошо было бы, если бы он к ней прислушался. Если бы он в принципе с ней советовался, они бы вообще не попали в такое положение.

+5

20

Скотт отвлекся на мгновение, смотря на этого ведьмака и Дерека, его смех как будто разрезал эту нависшую тишину и МакКол поморщился, этот мужик его раздражал. Но пока что это проблема Дерека, навряд ли ему в этом понадобиться помощь, даже если бы она была нужна, он бы ни за что не сказал об этом. В этом весь Хейл. Его наблюдения быстро закончились, потому что мертвецы не собирались ждать Скотта, который слегка увлекся не тем, чем надо было бы. Он повернулся как раз в тот момент, когда это чудовище хотело сомкнуть свои челюсти на шее девушки, и отбросил его в сторону. Но не успел он предпринять хоть какие-то действия, как почувствовал, как его руку что-то протыкает, он зарычал и повернулся к мертвецу, который вцепился своими омерзительными зубами ему в кожу. Это было отвратительно и не медля ни секунды парень врезав ему по морде, пнув его куда-то в область живота, если он у него имелся, что тот отлетел назад. Сквозь рычание или что там за звуки издавали эти трупы, он услышал сначала рычание, а потом звук ломающихся костей, его глаза тут же увеличились и он Скотт хотел бы посмотреть, что там происходит, но не мог даже на секунду отвернуться, что бы, не быть разорванным на части этими прогнившими зубами.
Мертвецы новой волной шли вперед на них и клацали зубами, они хотели человеческого мяса, плоти. От одного осознания этого становилось немного брезгливо. Скотт бросился на первого, который выбился вперед, как будто являлся вожаком и открыл свою пасть, которая тут же была разорвана. Пока он старался над предыдущим, ломая его кости и разрывая череп пополам, другой накинулся слева, впиваясь зубами прямо в бок оборотня. От неожиданности он поморщился и пытался оторвать его от себя, но казалось, он и не думал разжимать зубы. Еще секунда и он вдруг куда-то исчез, расплавившись как восковая фигура. Скотт от удивления даже замер с открытой пастью и в недоумении оглянулся на Дерека.
Он стоял все на том же месте, держа руку на животе, прикрывая значительную рваную рану, из которой сочилась кровь. Колдун лежал на земле в крови, кажется, он был мертв, да, определенно. Не успел он и глазом моргнуть, как кладбище стало пропадать и в следующее мгновение он уже лежит на полу в том же старом доме Хейлов. Он медленно поднялся, осматриваясь, последним на что он обратил внимание, это на свое тело, которое уже потихоньку приходило в норму, раны быстро затягивались. И они были реальны, от всей этой неразберихи болела голова и в ушах звенело.
Через минуту он увидел Флор, которая, кажется, только что поднялась и натянуто улыбнулся. Они все были живы и здоровы, но какой-то осадок остался, и он не давал ему покоя. Слишком все было просто. А как уже однажды замечал Стайлз, после таких слов все становится еще хуже. Скотт сразу нахмурился. Когда лицо девушки резко изменилось, и она бросилась куда-то в сторону, Скотт, который все еще пытался придти в себя, проследил взглядом и увидел картину, которая поставила его в ступор. Айзек в прямом смысле слова врос в пол и кажется с каждой секундой уходил туда все больше. Парень, даже не думая бросился к нему, но был остановлен девушкой, от чего слегка раздраженно посмотрел на нее.
- Да плевать, если мы будем стоять и ничего не делать, то, что если он вообще пропадет? Никто не знает, что за чертовщина здесь твориться! – Скотт вспылил, потому что не хотел бросать Айзека. Но вместо того, что бы сделать что-то, он повернулся в сторону Дерека и вопросительно приподнял брови, ожидая его решения.
Теория про еще одного колдуна парню не нравилась вообще, кто знает, что приготовит им в подарок следующий, но инстинктивно стал осматриваться по сторонам и прислушиваться. Где-то ведь он должен был быть, и он найдет его и порвет на куски. Он все еще пристально смотрел на альфу, в кое-то веки он ждал, желая знать, что он решит, а не бросался вперед и делал так, как считает нужным, даже не думая об опасности для себя самого.

+5

21

За окном сверкнула неестественно яркая молния – ярчайшая вспышка на один короткий миг ослепила оборотней. Входная дверь распахнулась, глухо ударившись о стену, и ледяной мокрый ветер ворвался в холл. С губ Айзека, когда Флор и Скотт приблизились к нему, сорвался сдавленный стон. Несколько минут ничего не происходило, но потом по дому прошла дрожь. Айзек, Эрика и Бойд одновременно открыли глаза и закричали.

Примечание

Они кричали не переставая и все еще кричат.

+3

22

Это было чертово везение, ведь как иначе объяснить то, что Хейл так быстро разобрался с колдуном? Но его это не радовало. Чувство, что их еще больше загоняют в ловушку, зашкаливало, а чудесное спасение обернулось  очередной драмой, когда их снова перекинуло в дом.
Рану затягивало и уже почти ничего не говорило о том, что буквально несколько минут назад жизнь весела на волоске, лишь разорванная и залитая кровью футболка напоминала о кинжале сжатом в руке колдуна. А сейчас они снова стоят на прогнившем полу старого дома. Все поплыло так же неожиданно, как и возвелось вокруг них. Зомби исчезли, а неприятный осадок на душе остался. Рука перестала сжимать рану, которая уже лишь слегка сочилась. У Дерека голова шла кругом, слишком много необъяснимого творилось. Его рассредоточенный взгляд блуждал по помещению, в поисках чего-то реального и осязаемого. Рядом с ним стоял Скотт, вполне здоровый и невредимый, но то, что он увидел затем, повергло Дерека в шок. В нескольких шагах от них лежали Айзек, Эрика и Бойд и то, что с ними произошло, не поддавалось объяснению. С каждой секундой их тела все больше врастали в пол, а как это остановить Хейл не имел и малейшего понятия. Все что он мог так это вырвать своих бет вместе с досками и молиться, чтобы те остались живы. Оборотень  застыл на месте, лишенный дара речи и возможности двигаться. Флор вбежавшая в комнату, перехватила внимание Дерека на себя, увидев ее он облегченно вздохнул и мысленно еще раз поблагодарил Скотта.
Инстинктивно двинувшись вперед, к попавшим в ловушку бетам  он остановился, когда Леннар жестом показала, что этого делать не стоит. Она всегда думала на несколько шагов вперед и была его разумом, заставлявшим опустить кулаки и наконец, включить мозги. Колдун мертв, но что-то до сих пор держало его стаю в плену.
- Наверняка…, - протянул он, поддерживая догадку Флор, - Нам стоит обыскать дом, если не хотим, по частям вырывать их из досок. И действительно, пока лучше не приближаться к ним, - он грозно посмотрел на Скотта, - эта трясина может затянуть и нас, а тогда  мы точно ничем не поможем, - его взгляд смягчился, Хейл так же переживал за свою стаю, как и МакКолл, но решения пока принимал здесь он.
Он больше не успел ничего сказать, в следующий миг его ослепило, и он интуитивно прикрыл рукой глаза. Вспышка за окном оказалась настолько яркой, что Хейл на мгновение потерял ориентацию. Затем раздался глухой удар о стену, ветер, что ворвался во внутрь, заставил Дерека за труситься от холода. Альфа было рванул к распахнутой двери, влетел в дверной проем, будто заметил что-то или кого-то, но после услышал крики, бьющие о барабанные перепонки с такой силой, что их отголоски стали звенеть в голове. Тело колдуна, которое он ожидал увидеть на лестнице, пропало. Чертыхаясь себе под нос, Хейл снова вбежал в комнату, где все так же, не замолкая не на секунду, разрывались от крика его беты. Их глаза были открыты, но было сложно сказать, находились ли ребята в сознании.
-  Он исчез! Его тело исчезло! Нас провели, - его голос сорвался на крик, безнадежно пытаясь заглушить Айзека, Эрику и Бойда. Дальше могло случиться, что угодно. Он больше не мог слушать эти ужасные вопли и оставаться спокойным, бездействовать, но что он мог?
- Найдите, мне его! Я разорву его на части! – он зарычал, обращаясь к Скотту и Флор,  лицо обросло шерстью, а глаза окрасились в красный.
- Хватит играть в прятки! – кричит куда-то в темноту, в надежде, что за ними наблюдают, иначе просто быть не может.

+4

23

Дерек согласился с ней, принял ее сторону и это радовало, но совсем не долго. Они не успели сказать еще что-то. Неестественно яркая молния вспыхнула за окном, Флор инстинктивно прикрыла глаза рукой, но тут же убрала руку. Она ничего не видела всего какой-то краткий миг, но это ее обеспокоило. Девушка ждала еще каких-то монстров, но вместо монстров и грома, который должен был последовать за молнией, глаза Айзека, Эрики и Бойда открылись и они закричали. Пронзительно, на одной ноте, синхронно, так, если бы они вдруг превратились в единый организм и кричали они так долго, как ни человеку, ни оборотню не хватило бы объема легких. Это не они. Очередная иллюзия, чтобы сбить нас с толку. Светловолосая хотела бы сказать это вслух, донести до всех, но не успела. Дерек вылетел из комнаты, а потом влетел и прокричал, что тело колдуна куда-то исчезло, что их провели. Чего и следовало ожидать. Значит они все еще в иллюзии, где этот чертов колдун практически всесилен. Это не воодушевляло. Даже больше того.
Мало что могло вывести Флор из душевного равновесия, но, похлопаем этому колдуну с безумной улыбкой на миллион долларов, у него это получилось. Леннар была в ярости и одновременно чувствовала себя совершенно беспомощной, а это чувство она ненавидела всей душой, а еще ей было чертовски страшно. И этот ураган из всех этих эмоций кружил, сметая все на своем пути, в ее душе. Но француженка смотрела на Хейла и внешне оставалась живым олицетворением вселенского спокойствия, ни один мускул на ее лице не дрогнул, выдавая, что она сама находится примерно в том же состоянии, что и их вожак. Ей тоже хотелось рвать и метать, найти колдуна, вытащить кишки у него из живота и задушить его ими же. Но сейчас от таких желаний не было решительно никакого толка. Если они хотели выбраться от сюда и спасти остальных, тех, которых от них намеренно оторвали и поместили куда-то в другое место, где оставшиеся беты не могли ни слышать, ни видеть «своих», им стоило сохранять ясность мысли и не поддаваться на провокации. Особенно ей. Флор должна держатся, обязана держатся, потому что если и она сорвется, будет больше некому всех остальных успокаивать и приводить в чувство и тогда им всем точно конец.
Леннар медленно подходит к Хейла, обхватывает его лицо руками, заставляя смотреть в глаза и не позволяя отвернутся и говорит, не пытаясь перекричать криков так как находится на достаточно близком расстоянии, чтобы он ее услышал, но четко и уверенно, потому что хорошо бы, чтобы Хейл не только слышал ее, но и слушал.
- Послушай, мы все еще на его территории. Здесь, где он почти всесилен наша сверхчеловеческая сила практически бесполезна. Прибереги силы на тот случай, когда они тебе понадобится. Мы не найдем его до тех пор, пока он сам не захочет, чтобы его нашли. А он не захочет или опять подсунет нам иллюзорную копию себя самого, такие копии мы можем убивать хоть до посинения толку от этого не будет. И я не пойду никого искать и не оставлю тебя одного, будь ты хоть трижды Альфой! Если мы окончательно разделимся, то станем совсем уж легкой добычей. - она замолчала и отошла ровно на шаг, давя в себе желание заткнуть уши. Крик действовал на нервы, слишком пронзительный, ужасный, его нельзя было долго выносить без того, чтобы сойти с ума. Флор старалась сосредоточить свое внимание на чем-то другом, абстрагироваться и это немного помогало.
- Мы им зачем-то нужны. Они могли убить нас, но вместо этого перенесли сюда и устроили этот дешевый спектакль. Возможно, это и есть их цель? Чтобы мы испытывали боль, отчаянье и страх. Что-то одно из этого или все вместе. Если ты не возьмешь себя в руки, считай, что они победили.
Леннар отступила еще дальше и медленно повернулась вокруг своей оси, рассматривая дом так, будто видит его впервые. Она отчаянно искала какую-то ранее не виденную ей трещину, лазейку из этого странного мира, где колдун командовал парадом. Не найдя ничего странного в окружающих их стенах, девушка подошла к той стене, которая, по идее, должна была выходить наружу, на улицу, согнула ногу в колене и изо всех сил впечатала ступню в стену, надеясь вынести ее и посмотреть что стоит за всеми этими декорациями, если там вообще что-то есть. К тому же, это дало выход злости и ярости и она вернула себе свое привычное железобетонное спокойствие. На какое-то время.

+3

24

В этот раз Скотту оставалось лишь молча стоять и слушать, как они «решают» новую проблему. Вряд ли был какой-то гениальный выход. Парень, сложа руки на груди, медленно переводил взгляд с Дерека на Флор и обратно, снова и снова. Он даже не собирался перечить или вставлять свое слово, которое было совершенно не уместно. В следующую секунду его буквально ослепило, и он зажмурился и поморщился, инстинктивно закрывая глаза руками. Пару секунд он даже не хотел пытаться открыть глаза и посмотреть, что происходит. Вспышка была слишком яркой и немного пугающей, складывалось впечатление, что за ними до сих пор кто-то следит. Это все один большой спектакль, как в театре. А они главные актеры, которые даже не знают своих ролей. Одна ошибка может стоить жизни.
Ему пришлось открыть глаза, как только тишину разрезал дикий крик, который не прекращался. Он быстро понял, откуда идет крик. Казалось это никогда не кончиться, МакКол закрыл уши, пытаясь смириться и привыкнуть к этому. Он не знал, что делать и чем вообще он мог бы помочь. Поэтому лишь  потерянно посмотрел на Дерека, который уже рванул куда-то в сторону лестницы. Нужно было найти в своей голове что-то, за что можно было зацепить и не сойти с ума от пронзительного крика.
Какого черта он делал, было известно ему одному. Но он быстро вернулся и дал о себе знать, своим криком о том, что колдун пропал. Прекрасно, браво. Оставалось лишь похлопать. В принципе именно этого и стоило ожидать, все было слишком просто, его догадки воплотились в жизнь и все стало только хуже. Никогда нельзя радоваться чему-то так рано.
Его глаза быстро покраснели, и вот перед ними уже стоял альфа во всей красе. Скотт пока медлил с обращением, потому что не видел в этом острой нужды. Они одни, все оставалось по-прежнему. Айзек, Эрика и Бод до сих пор голосили, что не давало ему сосредоточиться и подумать. На секунду он вообще потерялся и впал в ступор, как будто он оцепенел и не мог сдвинуться с места. Лишь мог наблюдать за происходящим. Флор рассматривала внимательно комнату, в которой они находились, а что делать ему? Скотт, наконец, сдвинулся с места и подошел к двери, которая вела в следующую комнату.
Он остановился около нее, потому что помнил слова Флор о том, что может быть, если они разделяться. Но он так же понимал, что стоя в одной комнате и просто смотря по сторонам, они ничего не добьются. Возможно, Дерека взбесит то, что он не послушался, но в этом весь Скотт. Парень открыл дверь и переступил порог, всматриваясь в темноту. Тут его голову посетила безумная мысль о том, как сейчас захлопнется дверь и он попадет в какую-нибудь ловушку, по телу не произвольно пробежали мурашки, откуда-то повеяло холодом или это так действовал откуда-то взявшийся страх. В ушах все еще стоял крик, который не давал услышать что-то еще кроме него. Даже обостренный слух оборотня не шибко помогал.

+3


Вы здесь » Sharpen Your Teeth » FLASHBACKS » Грезы в ведьмовском доме


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC